Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Что такое светский гуманизм?

Пол Куртц

ЧТО ТАКОЕ СВЕТСКИЙ ГУМАНИЗМ?

Пер. с англ. В. Кувакин, А. Круглов, Д. Медведева 

What is Secular Humanism?
by Paul Kurtz

Почетный профессор Университета штата Нью-Йорк (Буффало), президент Между-народной академии гуманизма и директор Транснационального центра исследований Пол Куртц излагает сущность планетарного мировоззрения, называемого светским (се-кулярным или гражданским) гуманизмом.

Ценность этой небольшой работы состоит в кратком, четком и систематическом объяснении содержания, ценностей и целей светского гуманизма как научного, методо-логического, этического, аксиологического, демократического и планетарного феномена, возникшего во второй половине ХХ столетия и в той или иной мере ставшего сегодня образом мышления и повседневной жизни многих миллионов свободных, сознательных и ответственных жителей Земли. 

СОДЕРЖАНИЕ


Предисловие
История
Классические истоки
Гуманизм Нового времени
Секуляризм
Современный светский гуманизм
Новая парадигма
Метод исследования
Натуралистическое космическое мировоззрение
Нон-теизм
Гуманистическая этика
Социально-политическая перспектива: демократический гуманизм
Планетарный гуманизм и новая парадигма
Заключение
Литература

ПРЕДИСЛОВИЕ

Существуют ли такие этические ценности и принципы, по которым смог бы жить нерелигиозный человек? Сегодня, когда многие отвернулись от религии, вновь возникает вопрос, в чем смысл человеческой жизни? Какова ее ценность? На этот вопрос светский гуманизм ищет такой ответ, который отвечает позитивным человеческим устремлениям и согласуется с научными достижениями. Он формирует научный, философский и этический взгляд на мир, оказывающий глубокое влияние на человеческую цивилизацию, что можно проследить со времен античности вплоть до современности. В наши дни многие философские школы широко используют гуманистические идеи и ценности. Соединяя понятия «светский» и «гуманизм», мы можем сузить толкование последнего, что позволяет отличать светский гуманизм от других форм гуманизма, особенно религиозного.

Так, светский гуманизм отвергает идеи сверхъестественных оснований действи-тельности и выступает за полноту жизни человека в мире как естественном универсуме.

Светский гуманизм и модернизм часто толкуют как синонимы, поскольку светский гуманизм находит смысл жизни в настоящем, в том, что она есть «здесь и теперь», и выражает веру в способность человека решить свои проблемы и достичь невиданных высот культуры. Светский гуманизм преисполнен духом современности, полной поисками, открытиями и достижениями. Он смело утверждает новую парадигму, соединяющую в себе множество исторических традиций, и предлагает то, что отвечает запросам динамично развивающейся глобальной цивилизации.
 

ИСТОРИЯ

Классические истоки

Светский гуманизм вдет свое начало от конфуцианского Китая, далее проходит через материалистическую философию чарвака в Древней Индии и входит в творчество писателей, художников и поэтов Древней Греции и Рима. Его истоки можно обнаружить в ранней греческой философии, особенно в попытках развить теоретическую философию и научные взгляды на природу, а также в убеждениях, согласно которым достойной жизни можно достичь благодаря способностям человека и реализации дарований и потенциала человеческой природы.

Протагор выступает как гуманист, утверждая, что «человек есть мера всех ве-щей». Гуманистические мотивы можно услышать и у других древнегреческих философов: у софистов, которые порицали конвенциональную мораль и искали новые этические стандарты; у Сократа и Платона, которые не верили в мифы Гомера и стремились развивать этику на рациональных началах.

«Никомахова этика» Аристотеля была взята за образец гуманистической этики, так как на первом плане в ней жизнь, основанная на практической мудрости, полная идеалов и добродетели. Римская философия также провозглашает гуманистические ценности. В особенности это относится к эпикурейцам (Эпикур, Лукреций), стоикам (Эпиктет, Марк Аврелий) и скептикам (Карнеад, Пирр, Секст Эмпирик).

Гуманизм померк в Темные века, когда в Западной Европе господствовала рели-гиозная вера, и люди тщетно искали спасения за пределами своего земного существо-вания. Гуманизм стал возрождаться в XII веке с открытием и переводом трудов арабского философа Аверроэса и Аристотеля.
 
Гуманизм Нового времени

Именно в эпоху Возрождения, начавшуюся в XIV веке, произошел поворот от Библии к языческим идеалам классики, а также попытка секуляризации морали. Гума-низм вновь расцвел в литературе и философии. Мыслители утверждали, что доброде-тельная жизнь и счастье достижимы и что земные наслаждения должно воспевать, а не запрещать. Джаноццо Манетти, Марсилио Фичино и Джованни Пико делла Мирандола были философами-гуманистами. Они подчеркивали высокое значение терпимости, за-щищали достоинство человека, его право на свободу. Эразма Роттердамского можно с еще большей уверенностью назвать гуманистом, ибо он проповедовал веротерпимость.

Возникновение классической науки в XVI и XVII веках придало гуманизму узна-ваемую сегодня форму. Многие мыслители претворяли гуманистические идеи в жизнь. К примеру, Мишель Монтень пропагандировал как ценности скептицизма, так и гумани-стические ценности. Бенедикт Спиноза выступает своего рода связующим звеном между средневековым и современным мировоззрением. Он ратовал за свободное мышление, от-рицал библейское всепрощение как источник блага, прокладывал путь к новой науке о природе и десокрализированной религии, поскольку отождествлял Бога с природой.

Важнейшей культурной акцией, которой заявил о себе гуманизм Нового времени, было выступление в защиту мышления, свободного от церковной и политической цен-зуры. Отчасти поэтому современный гуманизм и свободомыслие рассматриваются сегодня как близкие по своему смыслу феномены культуры.

Судьбы Джордано Бруно, сожженного на костре, и Галилео Галилея, опозоренного и приговоренного к домашнему аресту за дерзновенное нежелание пересмотреть традиционные представления о космосе, символизируют собой гуманистический призыв к свободе.

Развитие научного метода и его применение в изучении природы составили основу инструментария гуманистической мысли. Гуманисты пытались опереться на разум (Рене Декарт) или опыт (Френсис Бэкон, Джон Локк, Дэвид Юм), чтобы открыть законы природы и объяснить протекающие в ней процессы. Тем самым было признано, что ве-ковые апелляции к авторитету религиозного откровения и традиции как к источникам знания были ошибочными. Научная революция началась с впечатляющих достижений в физике, астрономии и философии природы. Эпоха Просвещения, названная Веком Ра-зума, – это свидетельство стремления людей распространить методы рационально и на-учного познания на область изучения общества и индивида. В XVIII-XIX вв. было широко распространено убеждение, что с развитием познания, науки и образования, люди смогут освободиться от предрассудков и преобразить мир. Мыслители, такие, например, как Кондорсе, предсказывали человечеству прогресс в развитии гуманности. Деисты критиковали церковный догматизм, не признавали идею библейского спасения и стремились развить рациональную религию природы. К ним относится Вольтер, Дени Дидро и Поль Гольбаха. В ту эпоху революционные демократы провозглашали лозунги «Свободы, Равенства и Братства», воспевали жизнь и веру в счастье. Гуманисты выдви-гали идеалы свободы в противовес репрессивным государствам и церкви, требовали свободы совести и терпимого отношения к инакомыслию. Утилитаристы (Джером Бентам, Дж Милль, Джон Стюарт Милль) продолжили начатые тенденции, оценивая зако-нодательство с точки зрения его эффективности в созидании общественного блага.
 

СЕКУЛЯРИЗМ

Наряду с развитием гуманизма росла популярность и светских идеалов. Мир Но-вого времени стал свидетелем широкой секуляризации жизни. Это означает, во-первых, что нравственность свободна от религиозных авторитетов. Добродетели веры, надежды и сострадания, а порою и гипертрофированное чувство вины, могли быть заменены идеалами и ценностями разума, свободы, счастья и социальной справедливости. Во-вторых, процесс секуляризации означал ограничение контроля со стороны церкви над различными общественными институтами, в особенности над государством, системой образования и экономикой. Страх перед церковью, освященной государственной властью, привел к утверждению принципа отделения церкви от государства, что нашло свое отражение, в частности, в Первой поправке к Конституции США. Источник ее силы и авторитета заключен в словах, которыми она начинается: «Мы, народ…», т.е. не Бог. Томас Джефферсон, Томас Пейн, Бенджамин Франклин, Джеймс Мэдисон и другие «отцы-основатели» американской государственности находились под большим влиянием светских и гуманистических идеалов.

Современный светский гуманизм

В XIX-XX вв. растущее число мыслителей (Карл Маркс, Зигмунд Фрейд, Альбер Камю, Бертран Рассел, Джон Дьюи, Джордж Сантаяна, Альфред Джулс Аэйер и Сидней Хук) и движений (марксизм, экзистенциализм, прагматизм, натурализм, позитивизм, бихевиоризм, либерализм и др.) выработали гуманистические постулаты.
Гуманизм существует и в религиозной форме. Особенно широкое распространение он получил в XX в. Понятие «гуманизм» столь благородно, что немногие из мыслителей хотели бы полностью от него отказаться. Так, римско-католический философ Жак Маритен связывал с христианским гуманизмом способ улучшить условия человеческой жизни на земле; он утверждал, что христианский гуманизм есть наиболее аутентичная форма гуманизма. Либеральный религиозный унитаристский универсализм попадает в ту же категорию. Религиозные гуманисты разводят понятия «религия» и «религиозные качества опыта», отдавая предпочтение последнему. Они рассматривают Бога не как независимо существующее Нечто, а как представление человека о высших идеалах (Дьюи) или нашей «высшей заботе» (Пауль Тиллих). Такое истолкование термина «ре-лигия» носит в целом нон-теистический характер. В современном обществе как критики, так и сторонники светского гуманизма рассматривают его как движение, явно отли-чающееся от какого-либо религиозного течения. Религиозные фундаменталисты в США ведут широкую кампанию против светского гуманизма, заявляя, что это «религия-конкурент» и ее необходимо искоренить из американской общественной жизни. Совер-шенно очевидно, что светский гуманизм не имеет никакого отношения к религии. Ев-праксофия (практика добродетельной мудрости) выводит свои основные принципы и этические ценности из науки, этики и философии.

В конце XX века папа Иоанн Павел II свернул реформистскую программу Второго Ватиканского Собора (Vatican II, 1962–65), который выразил поддержку многим гума-нистическим ценностям. В начале XXI века Папа Бенедикт XVI отверг «секуляризм» и «релятивизм», как формы субъективизма Ислам особенно настойчиво борется против секуляризма, многие его приверженцы утверждают, что мусульманские законы (Шариат) коренятся в Коране. Исламские экстремисты поддерживают теократию, а не демократию. Они даже угрожают джихадом тем, кто придерживается светских взглядов и отстаивает свободу совести. Вслед за Хайдеггером многие французские философы постмодернизма не приняли гуманизм, так же как идею о том, что наука может доставлять нам объективную истину или что технологии могут послужить опорой философии и программы освобождения. Стоит отметить, однако, что другие французские мыслители придерживались иных взглядов. Жан-Поль Сартр утверждал, что экзистенциализм – это гуманизм; Симона де Бовуар разрабатывала свою программу женского освобождения на принципах гуманизма. Современные светские гуманисты активно критикуют постмо-дернизм за его отрицание идеалов Нового времени, за его пессимизм и нигилизм отно-сительно перспектив человечества.
 
Новая парадигма

Светский гуманизм обеспечивает широкий синтез ряда ключевых интеллекту-альных и этических тенденций мировой цивилизации. Эта новая парадигма является продуктом свободного мышления и рационализма, атеизма и агностицизма, скептицизма и неверия. Формируя новый взгляд, адекватный современности, она вместе с тем выходит за рамки этих исторических традиций, предлагая мировоззрение, обращенное в будущее. Иногда такую парадигму принимают с подозрением, так как она критикует священных коров цивилизации. Однако ее этические призывы имеют существенные полезные последствия для человеческой культуры, и она несет в себе позитивные альтернативы господствующим ортодоксальным доктринам.

Светская гуманистическая парадигма имеет шесть характерных отличительных признаков:
1.    Она является методом исследования.
2.    Она предлагает натуралистическое (космическое)
Мировоззрение.
3.    Она не теистична.
4.    Она привержена гуманистической этике.
5.    Она защищает ценности демократии.
6.    Она планетарна.
Важно подчеркнуть, что сторонники свободомыслия и рационализма могут согла-ситься с одной или некоторыми из этих характеристик, не обязательно признавая все ее принципы. Одни при этом отождествляют светский гуманизм с атеизмом; другие – с методологическим натурализмом, третьи – с гуманистической этикой. Светский гуманизм, однако, шире всех этих понятий. Он являет собой единый научно-философский синтез, который охватывает все вышеупомянутые мировоззренческие и теоретические феномены. Иногда его связывают с понятием «натуралистический гуманизм». В конечном счете, светский гуманизм – это ничто иное, как последовательно и полное выражение программы модернизма. Его повестку дня еще предстоит воплотить в жизнь. Главное, что необходимо для этого, – пост-постмодернистское Новое Просвещение, которое в свою очередь является – хотя и далеко не в полной мере – частью того процесса глобальной культурной реформации, которая происходит на наших глазах.
 
Метод исследования

Светский гуманизм полагается на методы науки как способы проверки заявлений, претендующих на истинность. Этот подход известен как методологический натурализм – краеугольный камень современной науки. Иначе его называют гипотетико-дедуктивным методом, при котором гипотезы экспериментально проверяются на их истинность или ложность, а также на их способность предсказывать последствия тех или иных действий. Кроме того он предполагает всесторонность и корректное математическое обоснование. Основания таких гипотез, свидетельства в их пользу, также как и теоретические доводы в их поддержку полностью открыты для проверки. В этом смысле научный метод не изотерическое тайное искусство, он не возводит никаких препятствий для исследования. Более того, он продолжает стратегию обычного здравого смысла или критического мышления и включает использование таких методов исследования, которые применимы в различных областях жизни.

Человеческие знания полны заблуждений. Притязания на конечную или абсо-лютную истину сомнительны. Гипотезы следует понимать как намерения, ибо даже прочно установленные принципы могут впоследствии быть пересмотрены в свете новых доказа-тельств или более убедительных истолкований. Таким образом, научный метод заключает в себе определенную долю скептицизма, но не негативного, исключающего всякую возможность познания. Напротив, гуманисты уверены, что значительную часть надежного знания мы способны добывать путем научного исследования, и что разумное применение науки и технологий могут улучшить условия человеческого существования.

Светские гуманисты стремятся расширить область применения научных методов, распространив сферу научных исследований на все виды человеческой жизнедеятель-ности, в то время как консерваторы упорно пытаются блокировать научные поиски. Светский гуманизм восприимчив к широкому спектру человеческого опыта, включая искусство, мораль, поэзию и чувства. И действительно, искусство служит источником вдохновения не хуже, чем наука. Но он не склонен признавать истинным любое убеж-дение, основанное на личной интуиции, мистическом или субъективном видении. Обос-нованным заявление, претендующее на истинность, может быть признано только в случае получения его транссубъективных подтверждений. Если транссубъективное под-тверждение невозможно, то единственно приемлемым будет воздержание от суждения об истинности суждения относительно гипотез, по меньшей мере до тех пор, пока мы не сможем очевидным образом выстроить решающее свидетельство за или против него. Попперовский принцип фальсифицируемости (согласно которому теория приемлема только в том случае, если существуют условия, при которых она может быть опроверг-нута) использовался против тех, кто выдвигал непроверяемые заявления, особенно в области паранормального или религиозного; в то же самое время другие утверждают, что такое разделение между верифицируемыми и неверифицируемыми утверждениями провести трудно.
 
Натуралистическое космическое мировоззрение

Натуралисты убеждены в том, что Вселенная открыта человеческому разуму и объяснима посредством установления естественных причин явлений и процессов. Такой подход можно назвать научным натурализмом. Научный натурализм оказывает сильное влияние на воззрения современных светских гуманистов. В познании природы он опи-рается на науку.

Что говорит нам сегодняшняя наука? Она описывает мир, в котором физические и химические процессы, материя и энергия, их взаимодействия и законы, открытые естест-венными науками, лежат в основе динамики и существования природы. Но природу нельзя свести лишь к ее материальной составляющей. Более полная оценка должна учитывать существование качественно различных, несводимых друг к другу уровней организации и функционирования материи. При этом объяснения определяются и различными наблюдательными контекстами. Мы можем иметь объяснения макроуровня, обращаясь к познанию планет и солнечной системы, или объясняя галактики или уни-версум (мультиверсумы), обнаруженный астрономами, или на микроуровне, т.е. на уровне субатомных частиц, наблюдаемых физиками и химиками, или на уровне органи-ческой материи, в биосфере, изучаемой биологическими науками. Такой многоуровневый подход связан с так называемой «теорией систем».

Уже в XIX веке, со времен Чарльза Дарвина понятия эволюционной теории стали ключевыми для понимания природы. Теория эволюции объясняет смену биологических видов во времени случайными мутациями, дифференцированным размножением, адап-тацией, естественным отбором. Это подход вполне справедливо можно назвать «эволю-ционным натурализмом». Таким же образом и человеческое поведение можно объяснить с помощью множества наук, включая биологию, генетику, психологию, антропологию, социологию, экономику и другие поведенческие науки. Исторические науки помогают нам объяснить функционирование социальных институтов и культуры. Так что любые «теории реальности» вытекают из проверенных гипотез и концепций, которые опираются в большей степени на научные исследования, нежели на поэтические, художественные и теологические тексты, которые, будучи исторически и культурно обусловленными интерпретациями, тоже могут представлять определенный интерес.

Натуралисты убеждены, что необходимо насколько это возможно способствовать развитию междисциплинарных исследований. В данном случае применимо понятие «кодукция». В отличие от индукции и дедукции это означает, что с целью получения всесторонней картины мира мы кодуцируем, совмещаем объяснения, которые пересекают предметные области различных наук. Е.О. Уилсон (E. O. Wilson) использует термин «консилий» (“consilience” – совпадение, согласование), который он заимствовал у философа-ученого XIX века Уильяма Вэвэлла (William Whewell). Во всяком случае свет-ские гуманисты должны пытаться, как это всегда и было, выстроить «синоптическую перспективу», т.е. панорамную картину мира, суммируя, обобщая, сводя воедино идеи многих наук. Светские гуманисты считают важным повышать уровень понимания обще-ством того, что говорит нам наука об универсуме и месте человека в нем.

Этой натуралистической концепции удается избежать присущего материализму редукционизма, поскольку она включает в себя системно-теоретические интуиции, со-гласно которым качественно новые феномены возникают на достаточно высоких уровнях сложности, и они не могут быть объяснены в рамках закономерностей, присущих низшим уровням естественно протекающих процессов. И таким образом встроенные в природу системы феноменов сами в свою очередь конституируют естественные явления, требую-щие новых гипотез и теорий, соответствующих этому уровню. Такая точка зрения не подрывает натуралистического мировоззрения, поскольку она восполняет редукционистскую методологию объяснениями более высокого уровня. Вместе с тем она не оставляет места спиритуалистическим или мистическим объяснениям. Эта интуиция подкрепляет способность светского гуманизма адекватно истолковывать мир живого во всей его плюральности, многообразии и богатстве. Натуралистическое мировоззрение оставляет в человеческой культуре место для науки и общественных институтов, для морали, права и искусства. Это воззрение позволяет нам трактовать человеческие намерения телеономически, как проявления целостного комплекса психологического поведения. Такой подход включает в себя принципы как согласования (консилия), так и общей теории систем. В рамках такого понимания кодуция не обязательно «горизонтально» пересекает междисциплинарные границы, что справедливо для принципа согласования, она проходит и «вертикально», охватывая эмерджентно, творчески возникающие феномены от микро- до макроуровня. И это является единством междис-циплинарного и межсистемного истолкования природы. Подобная натуралистическая картина вселенной соперничает с традиционным теологическим взглядом, который предполагает область сверхъестественного, постулирует доктрину спасения, бессмертия души и другие концепции, которые отвергаются научными натуралистами.
 
Нон-теизм

Светские гуманисты скептически относятся к разделению природы на две области: естественную и сверхъестественную. Для них классическое определение Бога как всемо-гущего, всеведущего и всемилостивого – невразумительно, как и неубедительны доказательства божественного присутствия и решение проблемы зла посредством до-пущения несокрушимости божественной справедливости. Доказательства от первопри-чины или неподвижного движителя ложны, ведь мы всегда можем спросить: «что явилось причиной Бога?». Если на этот вопрос нет ответа, тогда возникает другой вопрос: «почему что-то вероятнее, чем ничто?» Весьма сомнительны и постулаты «тонкой на-стройки», «разумного замысла» и «антропного принципа». В любом случае вера в то, что Бог – это «личность», представляет собой антропоморфный «прыжок веры», которому нельзя найти оправдание. Заявления такого рода вызывают подозрения, поскольку они выходят за рамки природы и тем самым создают серьезные трудности в их проверке. Возможно, наилучшей позицией в таком случае является позиция скептика. По крайней мере, мы можем воздерживаться от суждений о сверхъестественных истоках происхождения вселенной до тех пор, пока эти теории не будут ответственным и оче-видным образом подтверждены или опровергнуты.

Отсылка к сомнительным откровениям Бога или его эмиссаров в качестве осно-вания религиозных истин, не подтвержденных компетентными наблюдателями, также в высшей степени неубедительна. Известные в истории и претендующие на истинность откровения авраамических религий – иудаизма, христианства, ислама – не нашли своих достаточно надежных свидетелей. Библейская и кораническая критика показала, что Ветхий Завет, Новый Завет и Коран не являются богодухновенными книгами, но на-писаны людьми, которым, как и всем нам, было свойственно ошибаться. Эти тексты явились плодами деятельности апологетов противоборствующих вер. Более того, даже если эти претендующие на истину откровения принять как очевидные ценности, они оказываются противоречащими друг другу. Реальное историческое существование про-роков Ветхого Завета, таких как Моисей, Авраам, Исаак, Иосиф и других весьма сомни-тельно. Никто из предполагаемых авторов Нового Завета – Марк, Матфей, Лука, Иоанн или даже Павел – не был прямо знаком с Иисусом. Книги эти даже не были написаны теми людьми, за исключением Павла, чьи имена они носят по традиции. Записанные тексты – непрямые свидетельства, полученные из вторых и третьих рук, и основаны на устной традиции, что, как известно, очень ненадежно. Библия вызывает серьезные по-дозрения, потому что ее текст передавался будущим поколениям пропагандистами новой веры. В противоположность утверждениям мусульман о том, что Коран был продиктован Мухаммаду в некой чудесной ситуации, имеется ряд исторических и текстуальных свидетельств того, что существует множество различных версий Корана. Это означает, что Священное писание мусульман – это то, что было подвержено исторической переработке, точно также как и Новый Завет.

В целом, светские гуманисты – это нон-теисты, то есть они не находят серьезного основания для веры в Бога, особенно в личностного Бога монотеистических религий. Некоторые светские гуманисты объявили себя убежденными атеистами и не желают отрицать этого факта. Атеисты обычно определяют свои взгляды через то, против чего они выступают, в то время как нон-теисты рассматривают свое неверие как часть более широкого научно-философского и этического мировоззрения. В этом состоит разница между нон-теистами и атеистами.

Современные светские гуманисты – не деисты XVIII веке. Они не верят в то, что божественное существо сотворило или замыслило вселенную, а затем предоставило ее самой себе. Все же некоторым светским гуманистам близки взгляды Спинозы на природу, упорядоченность и законы которой вызывают благоговение перед ней, что может породить своеобразное «естественное благочестие».

Светские гуманисты не признают веры в какую-либо действенность молитвы, в бессмертие человека, в обретение спасения от личного божества. На их взгляд, нет удовлетворительных свидетельств в пользу утверждений о том, что душа отделима от тела, что существует дуализм души и тела, или что имеется некий «дух в машине». Все попытки засвидетельствовать наличие у человека наряду с сознанием такого нематери-ального компонента – души – с помощью экстрасенсорных или парапсихологических исследований далеко не убедительны. Согласно научной неврологии, сознание – скорее всего функция мозга или нервной системы.
 
Гуманистическая этика

Светский гуманизм заключает в себе определенный набор принципов и ценностей. В самом деле, некоторые гуманисты рассматривает этику как самую важную составляю-щую гуманизма. Это – в пику религиозным верующим, настойчиво заявляющим, что «че-ловек не может быть добр без веры в Бога» – следует специально подчеркнуть. Гуманисты придерживаются мнения, что этические ценности относительны, они связаны с человеческим опытом, и их не следует выводить из теологических или метафизических оснований. Отсюда можно заключить, что этика – это такая же как и наука автономная область исследования. Гуманистическая этика не начинается и не заканчивается метаэтикой (эпистемологическим анализом языка этического дискурса), – которая столь же важна, как и этическое исследование. Напротив, гуманистическая этика сфо-кусирована на конкретном поведении человека с целью сформулировать адекватные нормативные суждения и рекомендации.

Человек способен жить достойной жизнью. Задачей разума является прояснение условий, позволяющих нам достичь счастливой жизни. Среди гуманистов ведутся дебаты относительно того, состоит ли счастье прежде всего в гедонистическом удовольствии, либо в удовлетворении потребностей, в творческом росте или в достижении удов-летворенности более высокого порядка, например, в самоактуализации.

Исторически гедонизм восходит к эпикуреизму, а идея самореализации – к аристотелизму. На современный гедонизм оказывает влияние утилитаризм, тогда как со-временная теория самореализации базируется на гуманистической психологии, разви-ваемой Абрахамом Х. Маслоу, Карлом Роджерсом, Эрихом Фроммом и др. Гуманистиче-ские психологи склонны рассматривать человека как потенциально доброе существо. Они считают, что развитие моральных задатков каждого отдельного человека отчасти зависит от полученного им воспитания и степени удовлетворения его биогенетических и социогенетических потребностей (включая гомеостатические потребности, потребности в развитии, самоуважении, любви, в причастности к той ли иной общности людей, творчеству, потребности в экстремальных ситуациях). Многие гуманисты убеждены в том, что счастье – это сочетание гедонизма и творческого морального развития, что изобильная жизнь соединяет в себе совершенство и радость, осмысленность и богатство, эмоциональность и рациональность.

Лоренс Колберг и Жан Пиаже говорили, что дети и подростки в своем развитии проходят ступени нравственного роста. Гуманисты всячески поддерживают эту идею морального роста, смыслом которого является повышения этических стандартов и сте-пени их социальной поддержки. Они считают, что светское нравственное образование необходимо для развития способностей индивида к моральной, интеллектуальной и эс-тетической деятельности. Моральные способности развивались в человеке как родовом существе в течение долгого эволюционного процесса, и они выражаются в человеческом характере и мышлении.

Философы от Аристотеля до Спинозы, Милля, Дьюи, Хука и Джона Ролса доказы-вали, что этический выбор, по меньшей мери частично, связан с рефлексивной мудро-стью. Некоторые светские гуманисты в начале XX в. придерживалась эмотивистской теории морали, т.е. точки зрения, согласно которой этические понятия и суждения субъективны и не могут быть обоснованы объективно. Сегодня эта концепция в значи-тельной степени потеряла свою убедительность, поскольку многие этические суждения рассматриваются как вполне объективно обоснованные. Те, кто признает роль мышления в этике, особенно в процессе принятия решения, считают, что размышление, обду-мывание ситуации является существенной частью нравственного выбора. В ходе этого процесса ценностные суждения могут быть представлены в свете различных критериев, включая влияние наших прежних ценностей и принципов, которые к моменту принятия решения могут быть модифицированы; решение принимается и с учетом причин, соз-дающих проблемную ситуацию. На процесс принятия решения может влиять учет ре-шений в аналогичных ситуациях в прошлом; на выработку этического суждения оказы-вает влияние анализ соотношения средств и целей, относительно которых принимается решение. В когнитивную часть морального выбора входит и размышление о цене аль-тернативных направлений действия и о его возможных последствиях.

Среди гуманистов имеются определенные разногласия межу теми, кто считает главным критерием проверки моральных принципов телеологизм, т.е. определяя мо-ральные правила, мы должны руководствоваться тем, насколько они соответствуют на-шим долговременным целям. Другие придерживаются деонтологической позиции, следуя Канту, который считал, что prima facie (с первого взгляда, самоочевидно – ред.) общие моральные принципы имеют некоторый независимый моральный статус. Большинство гуманистов считают, что важно принять во внимание оба набора данных – и ценности, и этические нормы, хотя самым важным критерием являются последствия принятого решения, что означает включение критерия последствий, учёт вовлечённых в ситуацию суждений, претендующих на истину. Гуманисты не приемлют моральный абсолютизм из-за его догматизма и репрессивности.

Подход этот был назван Джозефом Флетчером «ситуационной этикой». Она была атакована её критиками как «релятивизм» ввиду того, что такая этика якобы разрушает все моральные стандарты. Светские гуманисты выразили свое несогласие, доказывая, что они верят в моральные нормы. Но при этом они настаивают на том, что сами эти нормы вырастают (grow out) из процесса рефлективного исследования, обнаруживаются в нём. Они склонны рассматривать себя скорее в качестве объективных, а не субъективных релятивистов. Они также защищают натуралистическую этику, убеждение, согласно которому моральные проблемы могут быть наилучшим образом решены посредством их соотнесения с фактуальным знанием и человеческим опытом.
Очевидно, что этические натуралисты отрицают сверхъестественную нравствен-ность. Они утверждают, что классическая религиозная литература может содержать в себе моральные озарения, но они по большей части оказываются неадекватными в со-временной мире, так как основаны на опыте до-научной, кочевой и раннеземледельческой культуры. Достаточно несколько примеров, чтобы показать неадекватность этой древней морали.

1. Если поверить в Бога-Отца, то из этой веры может быть выведено сколь угодно много различных противоречащих друг другу моральных предписаний, свя-занных с ролью женщины, моногамией, разводом, абортом, войной и миром и т.д. Очевидно, что такая вера не накладывает на человека никаких конкретных нравст-венных обязательств.

2. Нравственные обязательства не зависят от божественных санкций или ми-лости. Делать что-то по требованию Бога, из-за страха наказания или надеясь на загробное воздаяние едва ли можно назвать нравственным деянием. Это скорее мо-жет подавить развитие чувства эмпатии, сострадания и ответственности.

3. Целая плеяда критиков – Ницше, Маркс, Фрейд и другие – показала, что религия стремится поставить под свой контроль истину, она подавляет сексуальность, препятствует прогрессу, преувеличивает слабости человека и предлагает смирение взамен борьбы за улучшение условий человеческого существования.

«Никакое божество не спасет нас, мы должны спасти себя сами», – говорится в Гуманистическом манифесте – II (1973 г). Мы несем ответственность за нашу собственную судьбу, мы не можем искать поддержки или спасения за границами жизненного мира человека и общества.

Три ключевых гуманистических добродетели – мужество, разум (cognition) и за-бота противостоят зависимости, невежеству и нечувствительности к нуждами других. Гуманистическая этика, таким образом, сфокусирована на человеческой свободе и спо-собствует росту и развитию индивида. Она призывает человека взять не себя ответст-венность за свою собственную судьбу, за свои собственные планы и цели, она призывает войти в мир, не просто для того, чтобы понять или восхититься им, но и для того, чтобы мудро пользоваться его благами, удовлетворяя свои потребности и желания. Гуманистическая этика говорит о большом значении независимости, решимости (audacity) и человеческих возможностей. Прометея можно назвать мифическим «святым» гума-низма, так как он, по преданию, бросил вызов богам Олимпа, похитив огонь и познако-мив людей с благами цивилизации.

Жизнь открывает нам перспективы и предоставляет возможности. Смысл жизни вырастает из того, что мы открываем в нашем земном существовании. Он вырастает из наших действий и свободного выбора, из наших желаний и стремлений. Поскольку люди живут для себя и за себя, они способны сами определять реальности своего существова-ния. Индивиды всегда находятся в процессе постоянного личностного становления. Самая главная добродетель в данном случае – независимость. Её оборотной стороной является признание того, что ни один человек не может жить в тотальной изоляции, ибо люди – это социальные животные.

Среди самых прочных благ – это те блага, которые мы делим с другими. Некоторые формы альтруистической заботы крайне существенны для нашего собственного существования. Развитие уважение к общему благу и культивирование чувства доброй воли по отношению к другим помогает людям ограничить свои чисто эгоцентрические интересы.

Конфликт между личным интересом и общественным благом – это классический нравственный парадокс. Для светских гуманистов не существует простых решений не-которых дилемм и трагедий, с которыми мы сталкиваемся в жизни. Только хорошо об-думанное решение способно уравновесить конфликтующие ценности и принципы, или установить баланс между личными интересами и нуждами других людей. И хотя суще-ствуют как бы лежащие на поверхности и понятные с первого взгляда общие руководства к действию, то, что мы делаем, в конечном счете зависит от тех обстоятельств, в которых мы принимаем решение.

Гуманистическая этика озабочена вопросом о равенстве и социальной справед-ливости. Гуманисты принимают религиозные традиции в той мере, в какой они поддер-живают идею взаимной ответственности между людьми – не столько по Божьему закону, сколько в результате моральной рефлексии, размышлений, с помощью которых мы приходим к тому или иному решению. Это составляет основу нашего принципа демо-кратии и прав человека, особенно на глобальном уровне. Мы также разделяем ответст-венность по отношению к другим формам жизни и другим видам живых существ планеты Земля.
 
Социально-политическая перспектива: демократический гуманизм

Исторически социально-политические программы светского гуманизма претерпе-вали изменения. Но гуманисты всегда выступали за социальную справедливость и об-щественное благосостояние. Сегодня светский гуманизм придаёт особое значение де-мократическим гражданским ценностям. У демократической философии много идейных источников. Джон Локк отстаивал права человека, толерантность, а также право на ре-волюцию. Дж. Стюарт Милль говорил о праве на инакомыслие. В XX веке сэр Карл Поп-пер проследил историю тоталитарных идей от Платона до Маркса и защищал плюрали-стические открытые демократические общества. Джон Дьюи охарактеризовал либе-ральную демократию как «метод исследования», практикуемый обществом, для того чтобы развить в людях чувствительность к политике и электоральную ответственность, чтобы избирать официальных представителей власти, обязанных выполнять свой долг перед народом. Дьюи возлагал большие надежды на образование, которое бы воспиты-вало грамотных граждан, способных принимать обдуманные решения. Сидней Хук вы-страивал свою защиту демократии на эмпирическом фундаменте, применяя при этом критерий реальных или возможных последствий деятельности или намерений политиков или власти. Он полагал, что демократические общества обеспечивают людям более высокий уровень свободы, равенства и жизненных стандартов; демократии не столь лживы и жестоки по сравнению с другими политическими режимами; они предоставляют больше возможностей для культурного обогащения, творчества и обмена социальным опытом.

Светские гуманисты подчеркивают, что для демократического общества исклю-чительно важна политическая демократия. Законы и политика справедливого прави-тельства исходят из «добровольно данного согласия» большинства населения, обла-дающего правом голоса. Оно должно признавать наличие легальной оппозиции, защи-щать права меньшинств на основе закона и гарантировать соблюдение гражданских свобод. Демократическое правительство находится также под контролем гражданского общества и свободной прессы. Это предполагает также, что существует определенный уровень социального равенства и отсутствует дискриминация по признакам расы, эт-ничности, социального положения, религии или пола. Политическая демократия пред-полагает также высокий уровень экономической демократии, в том, по крайней мере смысле, что трудящиеся должны получать определенную долю дохода от экономической деятельности предприятия и что эта экономическая демократия должна обеспечиваться соответствующими мерами правительства, например, посредством регулирования экономики или с помощью налоговой политики.

В XX веке имели место серьезные дебаты между сторонниками экономического либерализма и приверженцами социальной демократии. Сторонники тотальной свободы рынка (laissez faire), такие, как например А. Ренд, хотели ограничить государственное вмешательство в экономику. Они утверждали, что свободный рынок эффективнее пла-новой экономики. Социал-демократы и либералы считают, что правительство обязано вмешиваться, если частный сектор не справляется с удовлетворением нужд населения и не обеспечивает общественное благосостояние. Это вмешательство оправдано и тогда, когда нарушается социальная справедливость и не соблюдаются «принципы справедливости».

Светские гуманисты признают, что хотя между ними и могут быть разногласия относительно тех или иных экономических вопросов, они едины в своей преданности демократии и использовании разума и науки в решении социальных и политических проблем.

Серьезным спор, в который в ХХ веке были вовлечены светские гуманисты, был связан с разногласиями между либерально-демократическими гуманистами и марксис-тами-ленинцами. Западные либеральные гуманисты (Исайя Берлин и Сидней Хук, М. Н. Рой из Индии) подчеркивали жизненную важность гражданских свобод и политической демократии. Они утверждали, что тоталитарные марксистские режимы предали принципы гуманизма. Некоторые восточно-европейские гуманисты-марксисты указывали на сочинение молодого Маркса «Экономическо-философские рукописи» (1844 г.), в котором он защищал свободу. Сильная оппозиция сталинизму со стороны таких мыслителей и общественных деятелей, как Светозар Стоянович, Любомир Тадич и других помогла ослабить силу тоталитарного коммунизма в Восточной Европе.

В ходе исторической борьбы за равноправие гуманисты и секуляристы, часто в союзе с либерально настроенными верующими, в целом поддерживали призывы к осво-бождению. В XIX веке они выступали против рабства (Фредерик Дуглас, Роберт Грин Ингерсолл) и участвовали в движении за права женщин (Элизабет Кэди Стэнотон, Сьюзан Энтони). Они защищали права меньшинств и чернокожих американцев (Джеймс Фармер, Ричард Райт), сексуальных меньшинств, инвалидов. Продолжающаяся борьба за демократию сопровождалась призывом к отделению церкви от государства.

В противовес этому движение «Религиозные правые» в США требовало, чтобы голос религии был слышен на площадях. Его участники кроме того настаивали на госу-дарственном финансировании религиозных школ и религиозных благотворительных фондов. Они хотели, чтобы в общеобразовательных школах преподавали креационизм или теорию разумного замысла наряду с эволюционной теорией, а также ограничивали в правах неверующих.

Светские гуманисты выступали против наступления религии на школу. Они убе-ждены, что религия должна быть частным делом, что необходимо защищать истинную науку, чтобы учащиеся могли получать лучшее образование, а неверующие имели рав-ные права с верующими.

Светские гуманисты были последовательными защитниками права на частную жизнь. В вопросах медицинской этики они поддерживали право на конфиденциальность и право пациентов знать правду о своём здоровье. Светские гуманисты также защищали репродуктивную свободу, что включает право на контрацепцию, аборт и искусственное оплодотворение. Они выступают за право на достойную смерть в случаях, связанных с эвтаназией, последней волей или самоубийством. Право на частную жизни распространяется и на сексуальную свободу: недопустимость запрета взрослым людям читать порнографическую литературу, право совершеннолетним гражданам вести по-ловую жизнь в соответствии со своими собственными предпочтениями , не подвергаясь репрессиям со стороны государства.

Вместе с тем право на частную жизнь не должно рассматриваться в отрыве от всех других прав. Нельзя забывать о тесной взаимосвязи личности и общества. Хотя светские гуманисты подчёркивают терпимое отношение к различным стилям жизни в плюралисти-ческом обществе, они не сторонники необузданного либертарианизма. Они выступают за развитие творческих способностей и самосовершенствование, за умеренность и самоограничение, за практическую мудрость и рациональность в личной жизни. Они за то, чтобы человек развивал в себе способности входить в положение других людей и с пониманием относиться к их потребностям. Они не выступают за возведение в ранг закона сферы частной морали. Скорее они стремятся убедить людей в том, что им необходимо развивать лучшие черты характера и воспитывать в себе этическую рациональность.

Светское гуманистическое движение не сводится к провозглашению абстрактных теоретических идеалов, но стремится претворить свои идеи и ценности в жизнь. Оно со-средоточивает свои усилия на завоевании общественной поддержки через открытие научно-просветительских центров и создание общественных организаций по всему миру для привлечения неверующих, которые предпочитают опираться на разум и науку, полагаются на свободное исследование, поддерживают светские ценности, гуманисти-ческую этику и демократию. Светское гуманистическое движение отдаёт преимущество просвещению как главному способу повысить уровень нашей грамотности и воспитан-ности, способу по достоинству оценить критическое мышление, научную картину мира и гуманистические ценности.
 
Планетарный гуманизм как новая парадигма

Светские гуманисты признают, что в наше время ни одна нация не может решить свои собственные проблемы в изоляции от остального мира. Взаимозависимость очевидна во всех сферах экономики и торговле, коммуникациях и туризме, образовании, культуре и науке. К сожалению, жесткая политическая, экономическая и военная конкуренция зачастую приводят к войнам. Религиозная нетерпимость также нередко ведет к насилию.

Для современного мира насущной и нерешенной задачей остается проблема применения силы для решения международных конфликтов. Распад Лиги Наций привел на исходе Второй мировой войны (1945 г.) к образованию Организации Объединенных Наций. На начальном этапе деятельности ООН задача, стоявшая перед миром, лежащим в послевоенных руинах, заключалась в том, чтобы выработать принципы коллективной безопасности, позволяющие нациям решать споры мирным путем, не прибегая к военным действиям. Светские гуманисты сыграли важную роль в выработке стратегий переговоров и компромиссов на глобальном уровне. В первые годы существования ООН многие гуманисты входили в состав её руководства: сэр Джулиан Хаксли (первый президент ЮНЕСКО), сэр Ллойд Бойд-Орр (глава Международной продовольственной организации), Брок Чизхолм (первый генеральный директор Всемирной организации здравоохранения).

В качестве неправительственных организаций крупнейшие гуманистические объединения Международный гуманистический и этический союз и Транснациональный центр исследований имеют в ООН специальный консультативный статус.

Гуманистический Манифест-II, обнародованный в разгар холодной войны в 1973 году, декларировал недопустимость разделения человечества по национальному при-знаку. Гуманистический манифест 2000: Призыв к новому планетарному гуманизму, поддержанный Международной Академией гуманизма, поставил вопрос о воплощении в жизнь ценностей гуманизма. В нём утверждалось, что крайне актуальной стала задача разработки нового, Планетарного гуманизма, который видит свою задачу в защите че-ловеческих прав, укреплении человеческой свободы и достоинства и который заявляет о своей «приверженности человечеству как единому целому». Ключевым принципом для планетарного гуманизма является «уважение достоинства и признание ценности каждого человека как члена мирового сообщества людей».

Такие разные мыслители, как Питер Зингер (Singer) и Ганс Кюнг также указывают на необходимость новой глобальной этики, которая бы шла поверх националистических, расовых, религиозных и этнических барьеров. Гуманистический Манифест-2000 предлагает новый «Планетарный билль о правах и обязанностях». В нем утверждается, что на планетарном сообществе лежит ответственность делать всё возможное, чтобы положить конец голоду, эпидемиям, бедности и чтобы сохранить среду обитания. На-циональные программы здравоохранения и социального страхования, образования и экологии теперь должны быть подняты на транснациональный уровень. Гуманистический Манифест-2000 предлагает комплекс мероприятий, которые смогут укрепить су-ществующие институты ООН.

Но светский гуманизм идет дальше и призывает созвать новый Мировой Парла-мент, избираемый народами всего мира, а не национальными правительствами. Он при-зывает к созданию мировой системы безопасности для предотвращения военных кон-фликтов; он выступает за эффективный Мировой Суд с соответствующими исполни-тельными органами. В Гуманистическом Манифесте-2000 сформулирована инициатива создания Транснационального агентства по защите окружающей среды, способного со-хранить естественную среду обитания и предотвратить вымирание животных. Плане-тарный гуманизм настаивает на введении международной системы налогов для того, чтобы помочь слаборазвитым регионам, на универсализации системы образования и здравоохранения, которая должна быть доступна каждому. Гуманистический Манифест-2000 выступил с инициативой выработать процедуры, с помощью которых можно было бы регулировать деятельность мультинациональных корпораций. В этом документе за-щищается принцип свободного рынка идей, свобода распространения и получения ин-формации через открытый доступ к СМИ, которые не должны быть ни под контролем национальных правительств, ни под властью глобальных корпораций. Светский гуманизм также требует уважения к различиям между культурами, подчеркивая при этом необходимость создания общей почвы для нарождающейся планетарной цивилизации.

Гуманистический Манифест-2000 – это смелый и оптимистичный взгляд в будущее. Он не признаёт теологий и идеологий отчаяния, которые ищут спасения за границами естественного. Он утверждает, что жизнь на планете Земля может постоянно улучшаться и обогащаться, что этому могут способствовать люди, желающие принять на себя ответственность за свою собственную судьбу и готовые прилагать совместные усилия для достижения лучшего будущего для всех.
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Светский гуманизм подчеркивает большую роль разума и критического мышления в решении возникающих перед нами проблем. Он полагается на способность рода люд-ского применять науку и технологии для улучшения жизни. Гуманизм скептически отно-сится к реальному существованию оккультных, паранормальных и потусторонних явлений. Быть может, в том, что он отрицает трансцендентное, и присутствует доля мо-дернизированной версии атеизма эпохи Нового времени, но современный светский гуманизм все же стремится к выработке конструктивных этическим ценностей, адекватных современным условиям жизни человека на Земле. Гуманизм бескомпромиссен в своей приверженности демократии и человечности человечества, он рассматривает свободу человека и его самореализацию в качестве высшей ценности. При всём этом он предлагает новую парадигму для руководства в жизни, в той действительности, которая может быть названа эрой постпостмодернизма или неомодернизма.
 
ЛИТЕРАТУРА

Борзенко И.М., Кувакин В.А., Кудишина А.А. Человечность человека: Основы совре-менного гуманизма. М.: РГО, 2005.
Гивишвили Г.В. Феномен гуманизма. М.: РГО, 2001.
Гинзбург В.Л., Кувакин В.А. Международное гуманистическое движение и «Гумани-стический Манифест 2000» // Вестник Российской академии наук, т. 70, 2000.
Гинзбург В.Л. Об атеизме, религии и светском гуманизме. М., 2008.
Круглов А.Г. Словарь: Психология и характерология понятий. Т. 1 – 5, М. 2000 – 2008.
Кувакин В.А. Твой рай и ад: Человечность и бесчеловечность человека. М. 1998.
Кувакин В.А. Не дай себя обмануть: Введение в теорию практического мышления. М.: РГО, 2007.
Кудишина А.А. Гуманизм – феномен современной культуры. М.: Академический Проект, 2005.
Куртц П. Запретный плод: Этика гуманизма. Изд. 2-е, М.: РГО, 2002.
Куртц П. Искушение потусторонним. М.: Академический Проект. М.: 2000.
Куртц П. Новый скептицизм. Исследование и надежное знание. М.: Наука, 2006.
Куртц П. Утверждения: Жизнь, полная радости и творчества. М.: РГО, 2005.
Современный гуманизм: Документы и исследования. М.: РГО, 2000.
Ежеквартальник «Здравый смысл. Журнал скептиков, оптимистов и гуманистов» (№№ 1 - 48).
Ayer, A. J., ed. The Humanist Outlook. London: Pemberton, 1968.
Blackham, H. J. The Future of Our Past: From Ancient Rome to Global Village. Amherst, New York.: Prometheus Books, 1996.
Blackham, H. J. Humanism. London: Penguin, 1968.
Blackham, H. J., et al. Objections to Humanism. London: Penguin, 1974.
Bullock, A. The Humanist Tradition in the West. London: Thames & Hudson, 1985.
Davies, T. Humanism. London and New York: Routledge, 1997.
Dewey, John. The Quest for Certainty. New York: Minton, Balch, 1929.
Dewey, John. A Common Faith, New Haven, Conn.: Yale University Press, 1934.
Firth, R. Religion: A Humanist Interpretation. London: Routledge, 1996.
Flew, Antony. Atheistic Humanism. Amherst, New York.: Prometheus Books, 1994.
Frolov, I. Man, Science, Humanism: A New Synthesis. Amherst, New York: Prometheus Books, 1990.
Goodman, A. and Angus MacKay, eds. The Impact of Humanism on Western Europe. Lon-don: Longman, 1990.
Hawton, Hector. The Humanist Revolution. London: Barre and Rockliff, 1963.
Herrick, Jim. Humanism: An Introduction. Amherst, New York: Prometheus Books, 2004.
Hook, Sidney. The Quest for Being. New York: St. Martins Press, 1961.
Humanist Society of Scotland. The Challenge of Secular Humanism. Glasgow: Humanist Society of Scotland, 1991.
Huxley, J. Evolutionary Humanism. Amherst, New York: Prometheus Books, 1992.
Huxley, J. The Humanist Frame. London: George Alien and Unwin, 1961.
Knight, Margaret. Humanist Anthology: from Conscious to David Attenborough. London: Rationalist Press Association, 1961.
Kurtz, Paul. Eupraxsophy: Living without Religion. Amherst, New York: Prometheus Books, 1994.
Kurtz, Paul. A Secular Humanist Declaration. Buffalo, New York: Prometheus Boob, 1980.
Kurtz, Paul. Humanist Manifesto 2000. Amherst, New York: Prometheus Books, 2000.
______. Humanist Manifestos I and II. Buffalo, New York: Prometheus Books, 1973.
Kurtz, Paul. In Defense of Secular Humanism. Buffalo, New York: Prometheus Books, 1984.
Kurtz, Paul. Philosophical Essays in Pragmatic Naturalism. Buffalo, New York: Prometheus Boob, 1990.
Kurtz, Paul. Skepticism and Humanism: The New Paradigm. New Brunswick, N.J.: Trans-action Publishers, 2001.
Kurtz, Paul. The Transcendental Temptation: A Critique of Religion and the Paranormal. Amherst, New York: Prometheus Boob, 1991.
Kurtz, Paul, ed. The Humanist Alternative. Buffalo, New York: Prometheus Books, 1973.
Lament, Corliss. The Philosophy of Humanism. New York: Ungar, 1982.
Popper, Karl. The Open Society and Its Enemies. Princeton, N.J.: Princeton University Press, 1971.
Santayana, George. The Life of Reason. 5 vols. New York: Scribners, 1905–06.
Smith, J. E. Quasi Religions: Humanism, Marxism, and Naturalism. Hampshire, England: Macmillan, 1994.
Smoker, Barbara. Humanism. London: National Secular Society, 1984.
Soper, K. Humanism and Anti-Humanism (Problems of Modem European Thought). Lon-don: Hutchinson, 1986.
Storer, M. Humanist Ethics: A Dialogue on Basics. Buffalo, New York: Prometheus Books, 1980.
Van Praag, J. P. Foundations of Humanism. Buffalo, New York.: Prometheus Books, 1982.
 
Научное издание

Центр исследований им. акад. В.Л. Гинзбурга
Редакторы В.А. Кувакин, А.Г. Круглов.
Оформление А.Г. Круглов


Существуют ли такие этические ценности и принципы, по которым смог бы жить нерелигиозный человек? Сегодня, когда многие свободны от религии, вновь возникает вопрос, в чем смысл человеческой жизни? Какова ее ценность? На этот вопрос светский гуманизм ищет такой ответ, который отвечает позитивным человеческим устремлениям и согласуется с научными достижениями. Он формирует научный, философский и этический взгляд на мир, оказывающий глубокое влияние на человеческую цивилизацию. Соединяя понятия «светский» и «гуманизм», мы можем уточнить смысл последнего, что позволяет отличать светский гуманизм от других форм гуманизма, особенно религиозного.

 
Paul Kurtz is Professor Emeritus of Philosophy at the State University of New York at Buffalo, Chairman of the Committee for the Scientific Investigation of Claims of the Para-normal (CSICOP), Chairman of the Council for Secular Humanism and Prometheus Books, and Editor-in-chief of Free Inquiry magazine. He is also founder and Chairman of the Center for Inquiry-Transnational, and former co-president of the International Humanist and Ethical Union (IHEU). He has worked for decades to liberate the human mind from the bondage of religion, superstition, and dogmatism, making a lasting impact on the intellectual climate of our times and standing as a guidepost to a better future. He is author of 800 articles and 45 books including The Transcendental Temptation (1986), Forbidden Fruit (1988), Living with-out Religion: Eupraxophy (1989), The New Skepticism (1993), Towards a New Enlighten-ment (1993), and The Courage to Become (1997). He has appeared on most major TV and radio shows. Paul Kurtz is recipient of the Chancellor Charles P. Norton Medal and Rationalist and Humanist Awards.
For further information about Secular Humanism please contact:
The Council for Secular Humanism
PO Box 664 Amherst, NY 14226-9879
716-636-1733 www.secularhumanism.org