Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

3.5. Экзистенциальные ценности

Ценностное ядро гуманизма сложилось, во многом стихийно, в период Античности и утвердилось в эпоху Возрождения, когда гуманистическая система ценностей была концептуально осмыслена: «Стержень возрожденческого гуманизма состоял в особом внимании к личности человека, его достоинству, благородству, славе, разуму и красоте тела. Это составляло конструктивную сторону перехода от средневековой иерархии ценностей к гуманизму Возрождения».[1] Гуманизм – исторически меняющаяся система ценностей, но при этом он сохраняет идею личности как своего главного ценностного приоритета. К настоящему моменту современный гуманизм располагает детально разработанной в теоретическом и практическом смысле аксиологией.

Идея равнодостойности личности всем ценностям мира провозглашается в документах и декларациях современного гуманизма. В них особенно сильно ощущается идея первичности человеческого Я по отношению к идеям и мировоззрениям разного рода. В этой связи В.А. Кувакин настаивает на включении самой личности в ценностное измерение гуманизма, поскольку приоритет в жизни и право решающего голоса по отношению к любой идее и даже собственному мировоззрению принадлежит, прежде всего, личности, её Я как вездесущей наличности, осуществляющей «роль синтезатора и объединителя, соотнесения и прикрепления к человеку всего и вся…».[2]

Как и столетие назад, в творчестве Н.А. Бердяева и Л.И. Шестова, так и в настоящий момент сохраняется необходимость определения статуса мировоззрения во внутреннем мире человека с целью защитить право личности на свободу самоопределения. «Если Я уникально и единично, а мировоззрений, точнее составляющих его идей… сколько угодно… то ценностный центр тяжести естественно переносится с мировоззрения на Я как нечто жизненное, важное и первостепенное»,[3] – пишет в связи с этим В.А. Кувакин. Трудно не признать, что влияние русского экзистенциализма на современный гуманизм весьма значительно. Для гуманизма сегодня актуальны не отдельные идеи, разработанных в рамках экзистенциально-персоналистической философии, а их цельный комплекс. В своем единстве целевые, аксиологические и бытийственные основания и установки гуманизма взаимно обогащают друг друга.

В систему экзистенциальных ценностей современные гуманисты включают такие ценности, как личность (человеческое Я), жизнь, любовь, труд, игру, свободу, творчество, достоинство, уединение, отдых, участие, служение, веру, здоровье, наслаждение, страдание, мужество, смерть. Их разработке и характеристике уделено много внимания в творчестве П. Куртца, В.С. Барулина, В.Д. Губина, В.А. Кувакина, А.Г. Круглова и др.[4] Как мы уже могли убедиться, эти ценности общечеловеческие, нерелигиозные по своему содержанию. Последнее имеет существенный социальный смысл. Непрекращающиеся конфликты на почве религиозной ненависти подтверждают правоту слов о том, что «…светские, точнее говоря, гуманистические ценности являются тем «тайным» спасительным средством, которое не позволяет… Западу и России опуститься, встать на один уровень с религиозным терроризмом и разговаривать с ним на средневековом языке креста и меча».[5]

Теоретики, философы и практики гуманизма подчеркивают, что именно в конкретных переживаниях формируются общие ценности нашей жизни. Так, например, П. Куртц утверждает, что ценности суть то, что предпочтительно, т.е. глубоко уважается. Они возникают там, где происходит сознательный процесс выбора, где люди живут и действуют.[6]

О важности работы по обогащению экзистенциальных ценностей пишет теоретик и практик гуманистической психологии А. Маслоу.[7] Он утверждает, что лучшим способом подвигнуть человека к самосовершенствованию, к тому, чтобы стать «лучшей особью», является удовлетворение базовых потребностей человека и его метапотребностей (потребность в правде, красоте, совершенстве, справедливости, порядке и т.д.). Помочь их осознать и сделать внутренними ценностями – практическая задача гуманизма.

Не ставя перед собой задач подробно описать все вышеперечисленные ценности, охарактеризуем лишь некоторые, наиболее важные.

Первая из них сама жизнь как средство становления и реализации человека. Эта мысль особенно настойчиво проводится в работах В.А. Кувакина и А.Г. Круглова. В статье последнего «Что такое гуманизм?» разъясняется необходимость такого ценностного приоритета, утверждаемого современным гуманизмом. Он пишет, что сознание всякой жизни как ценности дает нам возможность выйти из морального солипсизма, раскрывает личность навстречу миру и другим людям, размыкает эгоистическую замкнутость человека на себе: «Смысл моей жизни и в ней самой, и в том, чем я помогу жизни других; в том же, что со мной мир не умрёт, и я тоже могу этому способствовать, заключено мое бессмертие».[8]

Способность радоваться жизни является важнейшей предпосылкой совершенствования личности. Жизнь, как писал Ф.М.Достоевский, нужно любить сильнее и прежде, чем её смысл, само жизнелюбие является условием обретения позитивного смысла жизни, т.е. условием успеха в деле поиска и созидания этого смысла. Вот почему гуманисты-психологи как знатоки парадоксов психоинтеллектуальной жизни человека часто подчёркивают, что чем напряженнее готовишься стать счастливым, тем меньше оставляешь себе шансов на счастье. Так, В. Франкл писал, что успех и счастье должны придти к человеку сами, и чем меньше о них думать, тем вероятнее они придут. «Непосредственное» стремление к счастью или погоня за его «гарантиями» – деньгами, славой, властью – само по себе не может быть ни основным принципом, ни высшей целью человеческой жизни. Когда неудачных попыток «поймать птицу счастья» становится слишком много, мир привлекательный становится миром отталкивающим. Спешка порождает скуку, так как в психологическом плане эти два состояния имеют очень много общего: люди пользуются жизнью для того, чтобы испытать что-то в будущем, а потому время настоящего становится для них только помехой. Именно так и утрачивается вкус к жизни.[9]

Свобода – ещё одно неотъемлемое ценностно-экзистенциальное основание гуманизма. Исторически гуманизм явлен в культуре как безграничность самосозидания и позитивной реализации свободы. Гуманизм – дитя свободы, поэтому даже человечность человека он измеряет степенью его свободы: «Универсальность свободы как ценности состоит в способности человека быть гуманно свободным всегда, везде и во всем…».[10] Гуманисты прошлого и современности определяют свободу как изначальную, стержневую черту существования человека, предопределяющую его возможность расти, развиваться, творчески реализовываться или, наоборот, в случае бегства или предательства в отношении свободы, – свёртывание им всех способностей, разрушение физического и психического здоровья. Свобода определяет качество человеческой жизни. «Гуманистические ценности включают в себя свободу как характеристику освоенности, очеловеченности бытия, – пишет Н.Ф. Рахманкулова. – Мера свободы определяется степенью осуществления человеком благих целей, то есть тем, насколько многообразна и организована принятая им система ценностей…».[11] Вот почему любовь, разум, целостность и тождественность – все эти ценности суть дети свободы. «Культура, – делает вывод автор, – единство освоенного человеком, его достижения в их целостности, создаваемой направленностью духа на гуманистические ценности».[12]

Современный гуманизм предлагает конструктивную разумную этическую альтернативу, способную обеспечить высокую жизнеспособность личности и общества перед лицом всё более сложных психологических, социальных и правовых проблем. Гуманизм выступает здесь за нравственную свободу каждого отдельного человека определять смысл и образ своей жизни на основе не столько групповых, идеологических или религиозных, но, прежде всего, общечеловеческих ценностей, пропущенных сквозь призму своего личностного центра и самосознания. Следует снова подчеркнуть, что гуманизм, не связывая себя ни с одной политической или религиозной доктриной, способствует развитию демократического мышления.

Все виды свобод – от интеллектуальной до политической – чрезвычайно важны для человека. Свобода – сущностный атрибут личности, и поэтому входит в экзистенциальную аксиологию гуманизма в синтезе с другими ценностями – творчества и разума, прежде всего.

Творчество также является неотъемлемой ценностью гуманизма. Творчество в гуманистической мысли справедливо считается высшим и лучшим проявлением личности, её познавательных способностей, нравственных стремлений и эстетических потребностей, продуктивным и позитивным состоянием воли, действия, энергии, свободы.[13]

Достоинство – постулат гуманизма в целом, а не только его аксиологии, этики, антропологии. Без этой категории надежды и упования гуманизма на возрастание и совершенствование человека и человечества были бы пустым звуком. Как справедливо пишет С.В. Бородавкин, «достоинство – это ценностное отношение к себе как к представителю рода “человек”, поэтому без уважения ценности другого чувства собственного достоинства не появляется… с потерей достоинства меняется вся система ценностных координат»,[14] нарушается целостность и неприкосновенность внутреннего мира личности.

Теме достоинства отводится много внимания как в самой гуманистической мысли, особенно в эпоху Возрождения, так и в работах научно-исследовательского характера, посвящённых гуманизму сегодня.[15] В них отмечается, что в гуманизме равным ценностным статусом обладает как личное, так и гражданское достоинство личности. Сам гуманизм исторически был призван защищать и отстаивать достоинство личности как абсолютной ценности. Стремление человека к творчеству и свободе в определяющей степени связано с чувством собственного достоинства. В своей статье «Начало начал: В поисках стержневого определения гуманизма» Пол Куртц, развивая идею сосредоточенности гуманистической этики и аксиологии на индивидууме и актуализации его высших ценностей, подчёркивает, что гуманисты придерживаются того взгляда, что каждый индивид от рождения обладает достоинством и ценностью: «…Или, по меньшей мере, к нему следует относиться так, как если бы он ими реально обладал».[16]

Признание в другом человеке личности и проявление к ней уважения – сущностная черта гуманизма. В этом отношении «достоинство» как гуманистическая ценность и понятие «уважение к человеку», также входящее в гуманистическую аксиологию, можно признать синонимичными.
Любовь – бытийственная потребность человека, его наиглавнейший экзистенциал. Любовь и дружба являются высшим уровнем общения между людьми,[17] а потому входят в гуманистическую аксиологию и этику. С.В. Бородавкин отмечает родство любви и гуманности, заложенное в самом фундаменте европейской цивилизации.[18] По мнению гуманистов, свободный выбор самого себя, необходимость которого столь настойчиво отстаивают гуманисты, есть условие любви к себе и любви к другому человеку. Любовь в лоне человечности – это высочайший способ утверждения личности в мире и даже более яркое проявление человечности человека, чем жалость, сострадание и милосердие. «Каждый, кто таким образом утверждает и крепит свою самоидентичность, открывает себе дорогу к самовыражению, в котором зрелая личность обретает свои достоинство и бескорыстие, оригинальность и творческий дух», – замечает Я. ван Праг.[19] Иными словами, именно любовь способствует формированию во внутреннем мире человека ценностного отношения к себе и другому как высшей ценности.

Серьёзная разработка экзистенциальных ценностей в современном гуманизме сочетается с рассмотрением и других видов ценностей, значимых для личности: социальных, политических, юридических, эстетических, ценностей познания, нравственных ценностей. Такое расширение шкалы ценностей гуманистами правомерно, поскольку ценности распространяются на все области человеческого существования. Область ценностей «простирается как внутри самого человека, так и вне его, даже за пределами его досягаемости: ведь человек гуманный заботится и о том, что будет, когда не будет его самого».[20] В общем, для ценностей, выделяемых в качестве экзистенциальных, характерны, по меньшей мере, две черты. Во-первых, все они либо интегрируют, собирают вокруг себя, либо проникают во все другие важные качества и способности человека, становясь жизненными ценностями, если понимать под жизнью целостный, органический, внутренне связанный феномен. Во-вторых, эти ценности суть ценности состояний и динамики, процессов, а не застывших сущностей.

Каталог ценностей гуманизма имеет первостепенное значение для формирования здоровой и полноценной личности как зрелого субъекта гражданского общества. Поэтому в своём социальном измерении ценности гуманизма – «это ценности гражданских свобод, плюрализма и демократии, как лучшей защиты от посягательств на права человека со стороны правящих структур и отравленных идеологией насилия толп людей; это приверженность верховенству закона, праву и справедливости, противостоящих дискриминации и нетерпимости; это убеждение в том, что в основе здоровой экономики должны лежать принципы многоукладности, свободного предпринимательства и рыночных отношений; это признание возможностей науки и технического прогресса улучшать условия жизни людей и решать национальные и глобальные проблемы современности; это защита и поддержка инвалидов и других малозащищённых групп населения…». [21]

Аксиология гуманизма важна не только в силу её широчайшего практического применения во всех сферах жизни, но также и сама по себе, поскольку выявляет непреходящую ценность гуманизма как морального наследия мировой культуры. Всё это говорит о том, что гуманизм может рассматриваться в качестве общекультурного и вместе с тем антропологического (но выраженного в теоретико-мировоззренческой форме) основания для многих других ценностных систем. Отсюда становится очевидным и тот факт, что гуманизм объективно шире, «панорамнее» всех связанных с бытием человека аксиологических систем; гуманизм, как уже отмечалось, – метасистема, «поскольку в нём ставится задача собрать воедино и систематизировать все области и формы проявления человечности».[22]

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Рубанцова Т. А. Философско-методологические основания гуманизации образования // Автореф. дисс. …докт. филос. наук. – Новосибирск, 2001, с. 11.
[2] Кувакин В. А. Твой рай и ад, с. 77.
[3] Там же, с. 69.
[4] См.: Куртц П. Запретный плод. – М.: РГО, 2002; Куртц П. Мужество стать. Добродетели гуманизма. – М.: РГО 2000; Губин В.Д., Некрасова Е.Н. Философская антропология. – М.: «ПЕР СЭ», СПб: «Университетская книга», 2000; Барулин В.С. Основы социально-философской антропологии. – М.: «Академкнига», 2002; Кувакин В. А. Твой рай и ад. – М.: «Гнозис», СПб.: «Алетейя», 1998; Борзенко И.М., Кувакин В.А., Кудишина А.А. Человечность человека. – М.: РГО, 2005 .
[5] Кувакин А.В. Признаем истину. Хотя бы по умолчанию // Здравый смысл. 2001/2002, № 1 (22), с. 19.
[6] Куртц П. Запретный плод, с. 20.
[7] МаслоуА. Дальние пределы человеческой психики, с. 330.
[8] Круглов А.Г. Что такое гуманизм? // Здравый смысл. 1999, № 1 (13), с. 50.
[9] Франкл В. Человек в поисках смысла, с. 30.
[10] Кувакин В. А. Твой рай и ад, с. 204.
[11] Рахманкулова Н. Ф. Гуманизм и ценность положительной и отрицательной свободы // Возможность невозможного, с. 528.
[12] Там же, с. 529.
[13] Кувакин В. А. Твой рай и ад, с. 327.
[14] Бородавкин С.В. Гуманизм и гуманность как два языка культуры, с. 95–96.
[15] Круглов А. Г. Что такое достоинство? // Материалы к конференции движения «За гражданское достоинство // Здравый смысл. Специальный выпуск. Апрель. 1999, с. 22–24; Рубанцова Т. А. Гуманизация современного образования, с. 35.
[16] Куртц П. Начало начал: В поисках стержневого определения гуманизма. – В кн.: Мужество стать, с. 140.
[17] Бородавкин С. В. Человек в зеркале культуры // Здравый смысл. 2002/2003, № 1 (26), с. 29.
[18] Бородавкин С. В. Гуманизм и гуманность как два языка культуры, с. 147.
[19] Praag J.van. Foundations of Humanism, р. 139.
[20] Кувакин В.А. Гуманизм как система ценностей. – В кн.: Борзенко И. М., Кувакин В.А., Кудишина А. А. Основы современного гуманизма, с. 154. Трудно согласиться с утверждением С.В. Бородавкина о том, что современный гуманизм отказывается давать обоснование ценности человека и сосредоточивает свое внимание на формальных признаках его взаимоотношений с себе подобными. (См.: Бородавкин С.В. Гуманизм в культуре и культура в гуманизме // Здравый смысл. 2002/2003, № 1 (26), с. 176.)
[21] Кувакин В. А. Гуманизм как система ценностей для России, с. 19.
[22] Кувакин В.А. Гуманистическое мировоззрение. – В кн.: Борзенко И. М., Кувакин В.А., Кудишина А. А. Основы современного гуманизма, с. 123.