Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Введение

Настоящая работа посвящена анализу и систематизации отражения современного гуманизма как мировоззренческого и культурного феномена в зарубежной (по преимуществу англоязычной) и отечественной научной литературе. Кроме того, объектом исследования являются те области человеческой деятельности, в которых мировоззрение гуманизма институциализируется и социализируется, образуя те или иные культурные формы в сфере педагогики и воспитания, социальной работы, в программах различных этических и научно-просветительских гражданских организаций, а также на уровне культуры повседневности, как образ жизни определенных слоев современного общества. В теоретическом своём измерении гуманизм при этом рассматривается как мировоззрение, представляющее собой комплекс идей, заимствуемых из таких гуманитарных наук, как антропология, философия, аксиология, психология, педагогика, культурология и др., и содержащее в себе достаточно отрефлектированную мультидисциплинарную парадигму, имеющую вполне определенную практическую направленность и воплощение.

Как отмечают аналитики[1], современный гуманизм как глобальное идейное течение в культуре составляет одну из ветвей тех тенденций, которые стали особенно заметными в последние десятилетия ХХ века и которые обещают быть наиболее плодотворными в XXI столетии. В аналитическом обзоре Ю.Ю. Черного делается вывод о том, что, «представленное… развитие теории и практики гуманизма в ХХ в., по-видимому, уже не дает оснований сомневаться в факте действительного существования гуманистической традиции в современной философии и культуре».[2]

Вместе с тем, очевидно, что рассмотреть все стороны процесса становления мировой и национальной парадигмы гуманизма – задача слишком обширная, чтобы её можно было решить в рамках одного исследования. Для того чтобы оно могло быть достаточно конкретным и обозримым в своих тематических рамках, была произведена процедура отграничения и выделения предмета и соответствующих аспектов его анализа.

Применительно к отечественному социокультурному контексту наиболее интересным в этой связи представляется рассмотрение тенденций разработки тех или иных областей духовной культуры в свете наследия русской мысли XIX – XX вв. В полной мере это относится и к современному гуманизму, когда с целью отыскания его отечественных идейных корней гуманисты обращаются к наследию великих деятелей российской культуры: Л.Н. Толстому, Ф.М. Достоевскому, В.В. Розанову, Н.А. Бердяеву, Н.О. Лосскому, Л. Шестову и др. С особой очевидностью такая тенденция просматривается в трудах Московской гуманистической школы,[3] сложившейся вокруг Центра исследований Российского гуманистического общества при философском факультете МГУ им. М.В. Ломоносова и печатного органа РГО ежеквартальника «Здравый смысл».[4]

Вместе с тем становление в России современного гуманизма как теоретической парадигмы и его конституирование в виде определенной формы культуры в рамках отечественного научно-исследовательского и образовательного сообщества, а также как просветительского движения, связано с осмыслением и ассимиляцией новейших западных гуманистических традиций, особенно в Европе и США. В этой связи предметом анализа стал современный, по преимуществу англо-американский вариант светского (секулярного) гуманизма, связанного с трудами теоретиков и общественных деятелей, близких к Международному гуманистическому и этическому союзу и Американскому совету по секулярному гуманизму.[5]

Такая, на первый взгляд, необычная, конфигурация, «встреча», если говорить о России, мировоззренческих и культурных традиций говорит лишь о том, что процессы глобализации социальной жизни и взаимообогащения культур в современную информационную эпоху стали скорее правилом, а не случайным совпадением.

Не менее важной является возможность сравнить столь, казалось бы, далекие друг от друга традиции, как, с одной стороны, экзистенциально-персоналистическая и марксистская в России, а с другой – европейская и американская скептико-рационалистическая, натуралистическая и прагматистская традиции, установить точки их соприкосновения, объективного совпадения и «согласия» в рамках гуманистических установок. Это согласие может говорить о многом, но, прежде всего, о единстве человеческого рода, единстве поисков им фундаментальных ценностей и идеалов достойной жизни.[6] В работе показано, что современный гуманизм оплодотворен экзистенциальной метафизикой и психологией и тяготеет к тому, чтобы сочетать в рамках плюрализма и «объективного релятивизма» (П. Куртц) научное мировоззрение, рационализм и скептицизм с такими человеческими «экзистенциалами», как свобода, мужество, забота, трагизм и поиск смысла жизни, метафизические тревоги и т.д.

В предмет анализа входит вопрос об идентификации современного, преимущественно светского гуманизма. Это обусловлено объективным фактом развития современных цивилизационных процессов на Западе и в постсоветской России, когда во второй половине ХХ в. обозначилась демаркационная линия между нерелигиозным (секулярным, светским, гражданским, демократическим) гуманизмом и религиозными формами гуманизма. Последние были существенно ослаблены под влиянием, с одной стороны, мощных процессов секуляризации, прежде всего, в Западной Европе и активизацией традиционалистских и фундаменталистских тенденций в ведущих мировых религиях – с другой. Такой процесс размежевания по-своему проявился в России, когда в ходе культурных трансформаций последних двадцати лет ведущая христианская конфессия, Русская православная церковь (МП) заняла крайне осторожную позицию по отношению к гуманизму, чаще всего (совершенно ошибочно) отождествляя его с официальной советской – пролетарской и атеистической – формой гуманизма. Учитывая это обстоятельство, в данной работе под современным гуманизмом понимается его превалирующее проявление в культуре в качестве светского или гражданского гуманизма.

В современной культурологии признано, чтогуманизм – важнейшая линия развития культуры, одна из её доминант: «гуманизм может рассматриваться… как определённый вид культуры».[7] Сейчас, в начале третьего тысячелетия, мы уже можем констатировать, что в макроисторических масштабах гуманистическая составляющая культуры в целом шла возрастая, хотя и дискретно, а для некоторых стран и регионов и непрерывно, без особых зигзагов и срывов (Англия, США, Новая Зеландия, Австралия, Индия и ряд других стран). В современную инфокибернетическую эпоху мировая культура получила новое пространственное изменение и переживает «гуманистический культурный ренессанс» (П. Куртц).[8] «Главная черта рождающейся постиндустриальной цивилизации видится в возрождении гуманизма», – отмечает А. Н. Шеховцов.[9] Он подчеркивает, что интерес к гуманизму обусловлен изменившимися условиями жизни и саморазвития общества, которые усматриваются в возрастании значения науки и образования, в свободе выбора человеком своего мировоззрения, в повышении роли духовной культуры и формировании новых типов межличностных и социальных отношений.

Существование в мире деструктивных сил, в первую очередь международного терроризма, националистического и религиозного фанатизма, наличие ядерного и бактериологического оружия не уменьшает, а только усиливает значение гуманизма, который готов взять на себя ответственность за продолжение в новых формах и новыми средствами реализации великого проекта Просвещения, неотделимого от науки, демократии и защиты прав человека. Как справедливо отмечает В. Гинзбург, население Земли не имеет гарантий того, что трудности будут преодолены и человеческий разум не деградирует. «Тем не менее, – продолжает он, – все-таки имеются основания надеяться на торжество прогрессивных сил, на спасение цивилизации. Конечно, преодоление голода, нищеты, болезней и террора потребуют колоссальных усилий. Впереди при этом могут маячить лишь гуманистические цели, и можно надеяться, что ещё в XXI веке в этом направлении будут достигнуты существенные успехи».[10]

Действительно, по мнению большинства рационалистически и научно ориентированных исследователей, озабоченность сложившейся ситуацией «привела во всем мире к резкому росту интереса к исторической судьбе гуманизма и его будущему».[11] Гуманисты, учитывая новые коллизии современного мира, признают необходимость трансформации «системы человеческих ценностей в рационально и свободно организованную совокупность знаний о мире и обществе» и на деле способствуют моральной реконструкции и распространению общечеловеческих ценностей, что составляет часть культурной реформации общества.[12] Между тем, именно этот аспект деятельности гуманистов вызывает негативную реакцию со стороны консерваторов и религиозных фундаменталистов различных христианских и мусульманских конфессий.

Начиная с 90-х гг. ХХ в., после попыток М.С. Горбачева, И.Т. Фролова, А.Н. Яковлева и других обосновать модернизированную версию гуманизма в рамках марксизма, вопрос о необходимости обращения к мировым традициям гуманизма вновь ставится на повестку дня, но уже значительно более широким кругом ученых, не только гуманитариев, но и видными представителями фундаментальных естественных наук. А.Д. Сахаров, В.Л. Гинзбург, Н.Н. Моисеев и др. заявляют о необходимости разработки принципов современного гуманизма как альтернативы технократизму, бюрократизму, клерикализму и тоталитаризму, как стратегии решения всего комплекса гуманитарных, социальных и экологических проблем. «Гуманистическая парадигма, – подчеркивает Н.Н. Моисеев, – становится реальной необходимостью. Как я думаю, это и есть ключ к будущему. В ее реализации, скорее всего, и заключена суть всех усилий, необходимых для обеспечения существования и развития самого удивительного явления Природы – феномена человека».[13]

Гуманизм как дитя свободомыслия и творческих дерзаний человека стал в наше время этическим и экзистенциальным основанием для утверждения и всё более интенсивного развития, как правило, светской культуры, хотя его строгая приверженность принципам свободы совести, терпимости и ценностям частной жизни делают его последовательным защитником людей от мировоззренческой дискриминации и преследований по религиозным основаниям, сторонником диалога культур, вовлекающего в себя все многообразие человеческого опыта. Современный, ориентированный на научную картину мира гуманизм способствует установлению баланса и гармонии между религиозной и светской компонентами мировой культуры. Так, по словам ведущего американского теоретика светского гуманизма П. Куртца, «…существует некая собственно религиозная область, и в этом смысле наука и религия не обязательно исключают друг друга. Это область возвышенного, образного, эмоционального. Религия воплощает собой поэзию добра, эстетическое вдохновение, драматическое выражение наших экзистенциальных надежд и упований».[14]

Как правило, считается, что гуманизм как понятие и культурное направление появился «в процессе эволюции человеческого общества и развития научного способа познания действительности».[15] Однако налицо и обратное влияние гуманизма на культурную судьбу человечества. Некоторые современные исследователи феномена гуманизма, к числу которых относит себя и автор настоящей работы, полагают, что гуманизм – это не столько следствие, сколько причина расцвета человеческой культуры, поскольку естественные для человека чувства или интуиции справедливости, добра и истины лежали в основе тех первых экономических, юридических и политических преобразований, в результате которых и культура, и человек, и общество переживали периоды своего подъема и благоденствия.[16] «Гуманизм как система ценностей, мировоззрение и даже как стиль мышления и познания определяет, – утверждает Г. В. Гивишвили, – практически все области жизни общества…».[17] Ещё неоформленные в целостную систему взглядов гуманистические тенденции, стихийно проявившиеся в культуре Древнего мира, начиная с античной Греции, постепенно набирали силу на каждом последующем этапе исторического развития человечества и преобразовывались в стройную, теоретически обоснованную и массовидно практикуемую идею. Гуманизм второй половины ХХ – начала XXI вв. – мощнейшее, хотя по большей части и латентное, т.е. нарочито себя не позиционирующее, направление в культуре и образе жизни наиболее цивилизованных стран мира, обретшее отличительные черты, не позволяющие редуцировать и монополизировать его отдельными – экологическими, политическими и религиозными – движениями современной культуры. «Гуманизм доказал, что только он в состоянии стимулировать устойчивый интеллектуальный, правовой, нравственный и материальный прогресс общества. Он доказал это на примере античной и западноевропейской цивилизации, став, как это фактически признано мировой научной мыслью, общечеловеческой основой культуры, двигателем нравственного, интеллектуального и научно-технического прогресса».[18] Гуманизм способствовал раскрепощению и освобождению человеческого разума от сковывающих его архаических предрассудков и суеверий. Следствием утверждения гуманизма как транснационального феномена и мировоззренческой универсалии стало упрочение статуса ученого и различных наук, распространение образованности и идей самосовершенствования человека. Наука и техника как наиглавнейшие плоды гуманизма содействовали поистине преображению человеческой жизни на нашей планете, и они по сей день, несмотря на постоянную тенденцию их ложного применения, продолжают содействовать повышению качества жизни. Поэтому гуманизм должен быть осмыслен не только как факт, имевший о место в прошлом. Зарождение и распространение в культуре гуманистических идей – акт фундаментальной важности, предопределивший и продолжающий определять культурную судьбу человечества.[19] Объективно инфомедийная революция превратила международное сообщество в единое целое. Свою яркую роль в мировой культуре, характеризующейся динамичностью, беспрецедентным плюрализмом и противоречивостью, гуманизм играет и сегодня, что доказывает то разнообразие форм и направлений, в которых он проявляется в настоящее время. «…В целом он (гуманизм – А.К.) играет роль одного из интегративных механизмов в формировании предпосылок культуры XXI века», – утверждает Т.А. Рубанцова.[20]

Отношение современной России к мировому культурному наследию в целом и к гуманистическому, в частности, противоречиво. С одной стороны, курс демократических реформ, взятый в стране, демонстрирует нашу приверженность гуманистическим идеалам, признанным во всем мире, что отразилось в важнейших государственных документах, прежде всего в Конституции России. В Законе Российской Федерации «Об образовании» также говорится о «гуманистическом характере образования, приоритете общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности…»[21]

Вместе с тем, как это ни трудно признавать, отечественная история ХХ в. отмечена «отлучением» России от важнейших демократических, правовых и социальных достижений европейских народов, в том числе и от общечеловеческих ценностей гуманизма, которые в условиях большевизма рассматривались как фальшивые и абстрактные ценности буржуазной культуры. Для России опыт мирового гуманизма в ХХ в. оказался практически невостребованным и неизвестным, хотя именно гуманизм, сформировавшийся в это время как консолидированная мировоззренческая универсалия, предложил человечеству ценности, которые постепенно образовали фундамент современных демократий, международного права, движений за права человека и охрану окружающей среды.

Известный советско-российский ученый В.С. Барулин совершенно справедливо указывает на то, что именно Россия – это «узловой пункт социально-антропологической напряженности ХХ века».[22] Действительно, трудно отрицать, что именно Россия и, следовательно, каждый россиянин были поставлены и продолжают находиться до сего дня в центре глубоких, острых и многообразных исторических и ценностных конфликтов. Достаточно оглянуться на недавно завершившийся век, и вся драма русской истории предстанет перед глазами. Пожалуй, ни в одной другой стране мира не было столько глубоких взлетов и падений, трагедий и порывов к лучшей жизни. Естественно, что проблема гуманизма как вопрос о достойном выживании человека де-факто, можно сказать, в глубинах бессознательного, укоренена в россиянине как культурно-историческом типе личности. По мнению В.С. Барулина, финиш ХХ века ознаменовался «глубинным поворотом в судьбе России… попрание элементарных человеческих прав и свобод, глубинное недовольство всем этим и было глубочайшей антропологической причиной краха режима».[23]

Современный гуманизм – открытая ценностная, философская, антропологическая и психолого-педагогическая, в конечном счете, культурная парадигма, мировоззренческая система знаний и методов, вбирающая в себя как новейшие, так и уже проверенные временем и общечеловеческим опытом наиболее жизнеспособные и реалистические воззрения на человека. Она помогает формировать целостное представление о личности, в том числе и идентифицировать человека с самим собой, найти ему адекватное место в социуме и природе. При этом гуманизм как мировоззрение не является простой компиляцией или механической суммой разнородных знаний. Вместе с тем, он и не претендует на исключительную уникальность и обязательность заключённых в нем идей, поскольку сознательно дистанцируется от политики и идеологии. В рамках этого мировоззрения происходит синтез лучших достижений науки, философии и этического опыта человечества. Президент Британской гуманистической ассоциации Герман Бонди, подчеркивая демократизм и открытость современной гуманистической культуры, обращает внимание на то, что у современных гуманистов «нет “кредо” или документа, который был бы обязательным. Однако есть мощный общий интеллектуальный стержень, общее осознание этических вопросов, глубокая убежденность в ответственности человека, нежелание довольствоваться апелляциям к религиозным “истинам”… Главным в гуманизме является его приверженность всеохватывающей этике с ее акцентом на общественную жизнь и ответственность индивида за его действия».[24] Оставаясь самой собой, светская составляющая современного гуманизма как феномена мировой культуры примеряется к духу эпохи и её требованиям, пытаясь сблизить идеал и реальность и не упустить при этом главного – ценность и конкретный смысл личного бытия человека. На этом пути новейшие формы гуманизма, будучи преемниками гуманизма Возрождения и Просвещения, вбирают в себя основополагающие идеи фундаментальных наук, эволюционизма, поведенческих наук, достижения наиболее ярких течений в философии конца XIX – XX столетий: рационализма, прагматизма, научного натурализма, персонализма, экзистенциализма. Современный гуманизм не избегает идей прогрессивных социальных технологий, успехов педагогической мысли и психологии. Практически невозможно исчерпывающе обозреть все культурные и идейные влияния, которые вобрал в себя и творчески модифицировал современный гуманизм, также как и невозможно описать все области его бытования в современной практике цивилизованного человечества. Но эта его многогранность лишь подчёркивает актуальность и необходимость анализа и осмысления этого весьма влиятельного феномена мировой культуры.

Объективная беспрецедентная культурная значимость гуманизма, его прямое и латентное влияние как системы ценностей и образа жизни, исключительная потребность в нем российского общества резко контрастирует с теоретической неразработанностью, непрояснённостью этого явления культуры в отечественной научной литературе. Поэтому здесь и ставится задача дать целостный анализ современного гуманизма.
Отечественная научная историография зарубежного и российского гуманизма конца ХХ – начала XXI века только начинает складываться. К сожалению, мы должны констатировать, что научные исследования современного гуманизма не занимают того места в отечественной культурологической и философской литературе, которого они заслуживают. Всё ещё немногочисленны попытки систематического осмысления и определения места и роли гуманизма в жизни современного человека и общества, далеко не полностью раскрыты содержание и сущность современного гуманизма как мировоззрения и культурного феномена. В такой ситуации мы должны обратить особое внимание на те немногие исследовательские проекты в современной отечественной историографии, которые поставили своей целью аналитику гуманизма.

К таким проектам мы должны отнести исследовательскую программу Владимирского государственного педагогического университета «Философско-антропологическая аналитика гуманизма» (2004–2009), руководителем которой является д.ф.н., профессор кафедры философии ВГПУ Ф.В. Цанн-кай-си. Проект включён в план научных исследований Министерства образования и науки Российской Федерации и содержит в себе такие разделы, как «Онтология гуманизма», «Антропология гуманизма», «Гуманизм в современном мире: социально-философский аспект», «Новые горизонты гуманизма», «Гуманистическая парадигма человеческой духовности», а также предполагает организацию и проведение межвузовских симпозиумов, конференций и выпуск коллективной монографии. Частично этот план уже реализован.[25] Учёных, принявших участие в этом проекте, объединило критическое отношение к идеям постмодернистской философии о смерти гуманизма. Разработка проблем гуманизма осуществлялась ими преимущественно в философско-антропологическом и социокультурном аспектах. В изданном этим коллективом учёных сборнике освещены проблемы образа человека в новом гуманизме, философско-антропологические аспекты гуманизма, вопросы места и роли гуманизма в глобальном мире.

Учёные Иркутского государственного университета под руководством д.ф.н., профессора В.А. Решетникова также избрали гуманизм в качестве объекта междисциплинарного анализа.[26] Большинство из участников этого проекта объединяет уверенность в том, что гуманизм способен выступить культуроформирующим принципом и социально-этическим императивом нашей эпохи. Их исследования включены в планы работы Иркутского отделения Академии социальных и гуманитарных наук и являются частью комплексной исследовательской темы Иркутского государственного университета «Современный гуманизм: теория, методология и социальная практика». Сборник «Современный гуманизм: проблемы и перспективы» стал конструктивной попыткой отойти от изучения гуманизма исключительно в историческом и абстрактно-философском аспектах. В нём рассматриваются практические проблемы гуманизма, прогресса и социализации гуманизма, процессы превращения идей гуманизма как мировоззрения в различные формы культурных практик. Своею задачей учёные поставили осмысление «процессов становления в переходных условиях новой мировоззренческой парадигмы и формирования аппроксимативных репрезентаций современного гуманизма».[27] Большинство из участников этого проекта объединяет уверенность в том, что гуманизм способен выступить культуроформирующим принципом и социально-этическим императивом нашей эпохи. Их исследования включены в планы работы Иркутского отделения Академии социальных и гуманитарных наук и являются частью комплексной исследовательской темы Иркутского государственного университета «Современный гуманизм: теория, методология и социальная практика». Сборник «Современный гуманизм: проблемы и перспективы» стал конструктивной попыткой отойти от изучения гуманизма исключительно в историческом и абстрактно-философском аспектах. В нём рассматриваются практические проблемы гуманизма, прогресса и социализации гуманизма, процессы превращения идей гуманизма как мировоззрения в различные формы культурных практик. Своею задачей учёные поставили осмысление «процессов становления в переходных условиях новой мировоззренческой парадигмы и формирования аппроксимативных репрезентаций современного гуманизма».

Авторов вышеназванных сборников отличает основательность исследований современного гуманизма без подозрительного или презрительно-высокомерного отношения к нему, но они также и не идеализируют его, считая гуманизм, как и любое другое культурное явление, открытым для критики и анализа его слабых сторон.

Среди отечественных работ последних лет, в которых дается анализ феномена гуманизма, следует назвать работы Т.А. Рубанцовой «Гуманизация современного образования» (Новосибирск, 2000), уже упоминавшийся научный обзор Ю.Ю. Чёрного «Современный гуманизм» и общую экспозицию проблем современного гуманизма В.Л. Гинзбургом и В.А. Кувакиным в связи с анализом ими одного из последних программных документов современного гуманизма «Гуманистический манифест 2000. Призыв к новому планетарному гуманизму» («Здравый смысл». 1999, № 13). Сюда относится монография Г.В. Гивишвили «Феномен гуманизма» (М., 2001), представляющая собой исследование динамики экономического, юридического и политического содержания гуманизма в мировой истории, учебное пособие В.Д. Жукоцкого «Основы современного гуманизма» (Нижневартовск, 2005), в котором гуманизм представлен главным образом как социальное и культурное явление, коллективное учебное пособие И.М. Борзенко, В.А. Кувакина, А.А. Кудишиной «Человечность человека: Основы современного гуманизма» (М., 2002; 2-ое изд. – М., 2005.).

Очевиден рост интереса учёных к проблематике гуманизма не только как к мировоззрению, но и как к реальному социокультурному явлению. И вместе с тем нельзя не отметить, что все эти исследования не скоординированы и не обобщены на теоретическом уровне, и потому степень полноты и всесторонности разработки темы о гуманизме как феномене современной культуры остается неудовлетворительной.

Решение этой задачи не только возможно, но и необходимо, тем более, что существует солидная источниковая база для такого рода исследования. Это, прежде всего, современные зарубежные и отечественные научные исследования, посвящённые гуманизму как мировоззренческому, социальному и культурному феномену. Тем или иным проблемам гуманизма посвящены работы Л.Е. Балашова, В.С. Барулина, И.М. Борзенко, Г.В. Гивишвили, В.Л. Гинзбурга, В.Д. Жукоцкого, А.Г. Круглова, В.А. Кувакина, В.Л. Курабцева, В.В. Лашова, Д.А. Леонтьева, Н.Н. Моисеева, А.В. Разина, Т.А. Рубанцовой, В.А. Рыбина, Ю.Ю. Чёрного, Г. Блэкхема, Р. Брауна, Дж. Дьюи, П. Куртца, К. Ламонта, А. Маслоу, Я. ван Прага, К. Роджерса, Р. Тилмана, В. Франкла, Э. Фромма, Дж. Хаксли и других, а также различные программные документы современного международного гуманизма: «Гуманистический манифест I», «Гуманистический манифест II», «Гуманистический манифест III», «Гуманистический манифест 2000: Призыв к планетарному гуманизму», материалы международных научных конференций, инициированных Российским гуманистическим обществом (РГО), материалы его печатного органа – журнала «Здравый смысл», а также публикуемые РГО работы, посвящённые вопросам современного гуманизма.

Хорошим источником для понимания характера рецепции идей гуманизма современными российскими учеными являются труды IV Российского философского конгресса «Философия и будущее цивилизации» (В 5 т. – М.: Современные тетради, 2005). Много ценных материалов можно найти в периодических отечественных и англоязычных изданиях, в частности, в журналах «Вопросы философии», «Вестник Московского университета. Серия 7. Философия», «Вестник Российского философского общества», «Высшее образование», «Человек», «Гуманизация образования», «Фри инквайери», «Интернейшенл хьюманист ньюс», «Скептикал инкваейри» и ряде других.

В концептуальном плане настоящую работу существенно обогатили материалы, изученные автором в библиотеках Транснационального центра исследований (Center for Inquiry Transnational) (Амхёрст, Нью-Йорк, США) и Университета штата Нью-Йорк (Буффало, США), а также научные публикации и доклады, представленные на философских конгрессах, конференциях, симпозиумах и посвященные вопросам гуманизма. Особое значение среди них имели: Международная научная конференция «Наука и гуманизм – планетарные ценности третьего тысячелетия» (Санкт-Петербург, 2000), Международный симпозиум «Наука, антинаука и паранормальные верования» (Москва, 2001), IV Российский философский конгресс (Москва, 2005); Республиканская научная конференция «Гуманизм социальный, либеральный и религиозный: проблема диалога» (Нижневартовск, 2005). Ценным источником информации явились Международные гуманистические школы, проводимые в США и в России в рамках многостороннего сотрудничества между МГУ им. М.В. Ломоносова, Университетом штата Нью-Йорк (СУНИ), Транснациональным центром исследований (Амхёрст, США) и Российским гуманистическим обществом в 2004–2005 гг.

Ввиду комплексности гуманизма как объекта изучения, настоящее исследование связано в основном со следующими аспектами этого феномена: (1) отражение в трудах (по преимуществу европейских и американских ученых) истории, теории и социальной практики гуманизма в ХХ веке; (2) новейшая отечественная историография современного гуманизма, т.е. работы российских исследователей современного гуманизма за последние два-три десятилетия, а также (3) те ростки социализации гуманизма, которые можно обнаружить в нашей стране за эти несколько десятилетий. Вместе с тем предметом работы являетсясовременный гуманизм как целостная парадигмальная структура, имеющая методологическое, философско-антропологическое, аксиологическое, праксеологическое и социокультурное измерение. В предмет анализа входит и культурная динамика гуманизма, его внутренние трансформации в мировом и национальном цивилизационном контексте.

Столь же многоаспектной оказалась и конечная цель работы, которая все более прояснялась для автора в ходе изучения современного гуманизма. Оказалось необходимым, во-первых, дать экспозицию и систематизировать историю современного гуманизма как культурного – научно-исследовательского, просветительского, воспитательно-педагоги-ческого и общественного (гражданского) движения в его превалирующих формах и направлениях.

Во-вторых, нужно было, с одной стороны, установить место гуманизма среди различных направлений философской, психологической и педагогической мысли, с другой – описать обратное влияние различных интеллектуальных традиций на гуманизм как на мировоззрение и культурную парадигму. В современном гуманизме этот двусторонний процесс отразился на построении гуманистической культурологии, антропологии, этики, аксиологии, психологии и философии образования, что в свою очередь повлияло на место гуманизма в ряду таких сфер культуры и общественного сознания, как право, идеология, политика, религия, наука, средняя и высшая школа, искусство, культура повседневности и др.

В этом ряду современный гуманизм особенно близок таким формам духовной культуры, как наука, образование, право и художественное творчество. При этом он совершенно определённо отграничивает себя от партийно-политической и идеологической практики, как светской, так и церковно-религиозной, поскольку выступает за идеологический плюрализм и мировоззренческое многообразие. Вместе с тем он усматривает в любой идеологии властные функции, тенденцию к монополизации власти и тотальному господству. В социальном смысле гуманизм, по мнению большинства исследователей в этой области, – это коллективное мировоззрение, общественное научно-просветительское и этическое движение, а не идеология или политика.

В-третьих, целью настоящего исследования стало определение места гуманизма в структуре современной культуры.

В-четвёртых, выяснилась важность процесса интеграции личности в систему социальных практик гуманизма, а также её социокультурной идентификации в пространстве гуманистической культуры.

В соответствии с поставленной целью и задачами была произведена и тематизация исследовательского поля. В него вошли вопросы семантики терминов «гуманизм» и «современный гуманизм», теоретической и культурной трансформации современного гуманизма в ходе интеграции им наследия научно-философского скептицизма, русского и европейского экзистенциализма, персонализма, марксизма как форм культурного опыта ХХ века. Это и проблемы базовых категорий, связанных с определением места гуманизма в современной культуре, влияния философских направлений на западные модели гуманизма в ходе выработки неомодернистских (постпросвещенческих) парадигм культуры, современной гуманистической антропологии в свете влияния на неё европейского экзистенциалистского и американского прагматистского и научно-натура-листического культурно-антропологического проектов. В проблематику исследования вошли гуманистическая культура воспитания как часть парадигмы неопросвещения, конститутивные черты современной гуманистической аксиологии и этической культуры, её место в общей структуре современной культуры.

В результате, как представляется, удалось показать, что со второй половины ХХ века в истории культуры начался, продолжающийся и сегодня, синтез традиционных идей гуманизма с рядом существенных достижений экзистенциализма, персонализма, натурализма, прагматизма, с экзистенциально-гуманистической психологией, новейшими стилями научного мышления, включая прагматически-натуралистическую методологию исследовательского скептицизма и свободного исследования, а также с испытавшими сильное влияние персонализма и экзистенциализма психологическими и педагогическим технологиями гуманизма. В предлагаемой читателям работе представлен опыт реконструкции аксиологической составляющей современного российского гуманизма, а также систематизации и обобщения стратегий современного гуманизма как парадигмы неопросвещения.

Учитывая то обстоятельство, что историография современного гуманизма не содержит работ, в которых бы анализировалась понятийная структура этого мировоззрения, необходимо было дать сравнительный категориальный анализ базовых культурологических понятий, связанных со становлением концептуального облика новейшего гуманизма. В круг этого анализа вошли понятия «Ренессанс», «Просвещение», «модернизм» «постмодернизм», «постпостмодернизм», «неомодернизм», «постпросвещение», «новое просвещение» (неопросвещение), «современный гуманизм», «светский (секулярный) гуманизм», «гражданский гуманизм», «эволюционный гуманизм», «экологический гуманизм», «ноосферный гуманизм», «индивидуал-гуманизм», «социал-гуманизм» и др.

Нельзя было избежать и оценки критики гуманизма со стороны постмодернистски ориентированных исследователей и религиозных фундаменталистов и консерваторов, не высказать своего мнения о перспективах гуманизма, какими они могут видеться в начале XXI века.

Поскольку сам гуманизм подталкивает к реализации своих идей, к их применению в сфере различных практик, то и данные, содержащиеся в исследовании, внутренне ориентированы на их широкое использование. Они, как надеется автор, могут быть полезны культурологам, особенно специализирующимся в области изучения истории новейшей отечественной и западноевропейской культуры, а также психологии культуры, интеркультурации личности, её социокультурной самоидентификации; философам, специалистам в области философской антропологии, философии личности, этики, методологии и стилей мышления; психологам и педагогам, работающим в парадигмах гуманистической психологии и педагогики и интересующимся проблемами культурной компетенции личности, интериоризации ценностей, развития креативных способностей. Материалы, содержащиеся в исследовании, могут представлять интерес для разработки инновационных познавательно-воспитательных и других образовательных программ и технологий, а также в психотерапевтической практике, связанной с укреплением в человеке личностного начала, повышения самооценки, ликвидации экзистенциального вакуума, в практиках консультаций по смысложизненным и морально-психоло-гическим вопросам.

Ввиду крайней важности опытов социализации гуманизма, идеи, высказанные в этой книге, могут быть интересны социологам и специалистам по социальным коммуникациям, исследующим сферы социальной работы и нормативные коды гуманистических профессий, политологам, изучающим ценностные аспекты политических процессов и технологий, специалистам в области связи с общественностью с целью гуманизации пиар-технологий, научным журналистам, точнее той части журналистского сообщества, которое связано с освещением и популяризацией науки, образования и культуры.

Работа может стать основой для дальнейшего комплексного исследования роли и места гуманизма в современной культуре и лучшего понимания перспектив гуманистического мировоззрения и образа жизни индивида и различных социальных общностей в России.

Столь же широкое применение материалы исследования могут найти в вузовской педагогической практике, особенно в курсах истории и теории культуры, истории философии, в лекционных курсах по педагогике, психологии, философской антропологии, этике, аксиологии и методологии науки.
Гуманизм как поле дальнейших теоретических исследований содержит в себе огромный проблемный потенциал, немалая часть которого уже сейчас находится в сфере пристального внимания, например:(1) гуманизм как возможный универсальный мировоззренческий способ разрешения кризисов культуры и личности; (2) вызовы современному гуманистическому сознанию и практике со стороны клерикализма, технократизма, бюрократизма, нигилизма и терроризма; (3) идеология и гуманизм: противоречивость и вместе с тем необходимость их связи, задачи укрепления их аутентичных коммуникаций; (4) значение научного образования и светской гуманистической школы для современности; (5) методологические проблемы традиционализма, модернизма и постмодернизма как общие культурологические парадигмы современности; (6) гуманизм как пространство межкультурного диалога и снятия альтернативы «глобальный культурный универсализм – мультикультурализм».

В ходе исследования автор всё более убеждался в том, что гуманизм на современном этапе продолжает плодотворно развиваться как преодолевающий исторические рубежи планетарный, нравственно-интеллектуальный, научно-просветительский и социальный феномен.
К числу общих выводов, к которым пришел автор по итогам своего изучения современного гуманизма, относятся следующие.

Становящаяся парадигма современного светского гуманизма позиционирует себя, с одной стороны, в качестве альтернативы постмодернизму, теизму, технократизму, бюрократизму и нигилизму, с другой – объявляет себя наследницей традиций гуманизма Античности, эпохи Ренессанса, Просвещения и модернизма, включая в свое базовое определение как феномена культуры, научное мировоззрение, свободомыслие, различные формы нетеистических убеждений, критическое мышление, общечеловеческие экзистенциальные, этические, гражданские и экологические ценности и общедемократические социальные идеалы.

Современный гуманизм идентифицирует себя как планетарный гуманизм, являющийся компонентой общекультурной парадигмы неомодернизма, противостоящей постмодернистской парадигме; это ценностное и мировоззренческое ядро постпросветительской или неопросветительской стадии реализации постоянно пересматриваемого и обновляемого проекта Просвещения.
Современный гуманизм, рассматривающий себя в качестве составной части проекта Нового Просвещения, является тем самым одной из форм постпостмодернизма и, вместе с тем, процесса культурной реформации современности.

Гуманизм ориентирует человека на формирование высокого самосознания. Он привержен задаче обучать искусству мышления и прививать уважение к разуму; он стремится помочь индивидам в формировании ими гуманистических ценностей – мужества, разумности, заботы, уважения прав и свободы самоопределения личности; он заявляет о своей готовности предложить общечеловеческую основу и методологию формирования личности, адекватной эпохе, т.е. научно ориентированной, реалистической, граждански и нравственно зрелой.

Современный гуманизм проявляет очевидные тенденции к многообразным формам собственной социализации и институциализации, стремясь стать культурной нишей, в которой происходила бы сознательная интеграция гуманистического мировоззрения с практикой мудрости и достигалась активная разумная, моральная и законопослушная личная и общественная жизнь индивида, полная радости и творчества.

Как теоретический феномен гуманизм объективно представляет собой принципиально не завершённую, открытую метасистему, которая включает в себя в качестве системных блоков такие области знания, как философия, антропология, аксиология, психология, педагогика, теория эволюции, а также основы критического мышления, социологии, космологии, физики, биологии, теории информации и многих других наук, составляющих фундамент современной научной картины мира.

Современный гуманизм – практически ориентированное мировоззрение, позиционирующее себя как образ жизни, творящий новый культурные образцы человеческого существования и имеющий целью «евпраксофию» (П. Куртц), практическую этическую мудрость как открытое развитию и изменению знание и искусство жизни, предполагающее совершенствование, творчество и участие в жизни мира и природы.

Современный гуманизм осознает себя как эволюционирующую культурную парадигму, мировоззренческую систему знаний и методов, вбирающую в себя как новейшие, так и уже проверенные временем и культурой наиболее жизнеспособные и реалистические ценности и воззрения на человека, общество и мир.

Целостность культурной антропологии гуманизма состоит в органичном соединении объектоцентристских представлений о личности как неотъемлемой части бытия, сформировавшейся при взаимовлиянии природных, социальных, культурных и психических факторов становления, и субъектоцентристских представлений, в рамках которых личность рассматривается в бесконечном процессе своего становления в свете её экзистенциальных переживаний, вопрошаний, проектов и их реализаций.

Однако выводы автора – это общие результаты его работы. Тогда как для читателей главное – тот материал и то предлагающее описание, которое дано в самой книги, прочтение которой, будем надеяться, позволит составить достаточно целостное представление о сути и динамике феномена культуры, называемого здесь современным гуманизмом.


--------------------------------------------------------------------------------

[1] См. Панченко А.И. Некоторые тенденции развития философии в последние десятилетия ХХ в. – В кн: Философия в ХХ веке: В 2-х ч. Сб. обзоров и рефератов / РАН. ИНИОН. Отв. ред. Андреева И.С., сост. Панченко А.И. Ч. 2. – М., 2003, с. 4–10; Чёрный Ю.Ю. Современный гуманизм. (Там же, с. 125–167). См. также статьи «Гуманизм» (В.А. Кувакин, Л.Е. Балашов), «Международное гуманистическое движение» (В.А. Кувакин), «Международное гуманистическое движение и “Гуманистический манифест 2000”» (В.Л. Гинзбург, В.А. Кувакин) в энциклопедии «Глобалистика», гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков. – М.: ОАО Издательство «Радуга», 2003; Современный гуманизм: Документы и исследования. Сост. В.А. Кувакин. – М.: Рос. гуманист. о-во. 2000.
[2] Чёрный Ю.Ю. Современный гуманизм, с. 165.
[3] См. Лашов В.В. Неклассические истины, или Парадоксы Льва Шестова. – В кн.: Курабцев В.Л. Миры свободы и чудес Льва Шестова. М.: РГО, 2005, с. 17; Чёрный Ю.Ю. Современный гуманизм, с. 159–165; Кувакин В.А. Твой рай и ад: Человечность и бесчеловечность человека. СПб.: «Алетейя», М.: «Логос», 1998, с. 345–350; Лашов В.В. Гуманизм Льва Шестова. М.: РГО, 2002; Вологин Е.А. Экзистенциально-гуманистическая антропология Н. А. Бердяева. – Дисс. …канд. филос. наук, 2003.
[4] Проблемами современного гуманизма занимается сегодня большое число гуманитариев в обществоведов. Ежегодно проводятся конференции по вопросам гуманизма. В целом можно сказать, что в рамках этой темы особенно активно участвуют философы, психологи, культурологи и педагоги. Так, например, на конференции 2004 г., посвященной социальным проблемам гуманизма, было представлено более 250 тезисов из всех регионов России. (См.: Гуманизм как теоретическая и практическая проблема: философские, социальные, экономические и политические аспекты. – М.: «РОХОС», 2004. – 435 С.)
[5] Общие мировоззренческие установки этого направления гуманизма наилучшим образом отражены в журналах «Фри Инквайери» (FreeInquiry), издании Американского совета по секулярному гуманизму и «Интернейшнл Хьманист Ньюс» (InternationalHumanistNews), органе Международного гуманистического и этического союза.
[6] Тенденции синтеза и примирения различных философских и культурных традиций являются сегодня широко признанными. Так, например, в США происходит интенсивное сближение прагматизма, натурализма, герменевтики и аналитических философских традиций (см., в частности, Лавин Т.З. В защиту неопрагматизма. – Прагматический натурализм в американской философии. М.: РГО, М. 2003, с. 34–48; Ryder John. Reconciling Pragmatism and Naturalism / Pragmatic Naturalism and Realism. Ed. вyJohnR. Shook, Amherst (N.Y.), 2003, p. 55–78.) Влияние экзистенциализма на все области культуры также хорошо известно.
[7] Решетников В.А. Специфика современного гуманизма как культуры // Современный гуманизм: проблемы и перспективы / Под общ. ред. В.А. Решетникова. – Иркутск: «Изд-во Иркутск. ун-та», 2004, с. 232.
[8] Куртц П. Инфомедийная революция и перспективы глобального гуманизма // Здравый смысл. 2002, № 3 (24), с. 8.
[9] Шеховцов А. Н. Человек-гуманист как условие формирования цивилизации будущего // Проблемы гуманизации и гуманитаризации образования в высшей школе: Материалы Межвузовской научно-практической конференции, г. Волжский, 20 октября 2003. г. / Сост. и науч. ред. В.А. Мейдер. – Волгоград: «Волгоградское научное издательство», 2004, с. 97–98.
[10] Гинзбург В.Л. Россия не должна скатываться в клерикальное болото // Здравый смысл. 2002/2003, № 1 (26), с. 6.
[11] Шевченко В.Н. Предисловие к сб.: Гуманизм на рубеже тысячелетий – идея, судьба, перспектива. – М.: «Гнозис», 1997, с. 3.
[12] Куртц П. Инфомедийная революция и перспективы глобального гуманизма // Здравый смысл. 2002, № 3 (24), с. 8.
[13] Моисеев Н.Н. Гуманизм – заслон против надвигающегося средневековья // Здравый смысл. 1997, Том 2, № 1 (5), с. 19.
[14] Куртц П. Совместимы ли наука и религия? // Здравый смысл. 2002/2003, № 1 (26), с. 31.
[15] Рыбин В.А. Гуманизм: опыт философского осмысления // Высшее образование сегодня. 2004, № 10, с. 35.
[16] См.: Гивишвили Г.В. Феномен гуманизма. – М.: РГО. 2001, с. 188–327.
[17] Там же, с. 5.
[18] Единая Россия – единая российская нация. Открытое письмо Президенту российской Федерации, Федеральному собранию и Правительству Российской федерации // Здравый смысл. 2001/2002, № 1 (22), с. 17.
[19] По мнению некоторых учёных, предпосылки гуманистического мировоззрения связаны с определенными закономерностями космоэволюционного процесса и являются одним из проявлений принципа антропности Вселенной. – См.: Борзенко И.М., Кувакин В.А., Кудишина А.А. Основы современного гуманизма. – М.: РГО, 2002, с. 76–83.
[20] Рубанцова Т. А. Философско-методологические основания гуманизации образования. – Автореф. дисс. …докт. филос. наук. – Новосибирск, 2001, с. 11.
[21] Закон Российской Федерации «Об образовании». – М.: ТК «Велби», Изд-во «Проспект», 2004, с. 4.
[22] Барулин В.С. Основы социально-философской антропологии. – М.: «Академкнига», 2002, с. 22.
[23] Там же, с. 25. Это хорошо чувствовали наиболее талантливые и совестливые писатели. Неслучайно в своей работе В.С. Барулин приводит слова В. Гроссмана: «С трагической очевидностью определился святой закон жизни: свобода человека превыше всего, в мире нет цели, ради которой можно принести в жертву свободу человека». (Тамже, с. 25).
[24] Bondi H. Foreword // Fowler, J. Humanism: Believes and Practices. Brighton – Portland: SussexAcademicPress – 1999, р. viii-ix.
[25] См. Философская антропология и гуманизм. – Владимир: ВГПУ, 2004. – 312 с.Сборник составлен из трудов учёных Владимира, Иванова, Нижневартовска, Курска, Нижнего Новгорода, а также по результатам работы Межвузовской научной конференции «Философско-антропологическая аналитика бытия человека в глобальном мире» и Межвузовского симпозиума, проведенного Владимирским государственным педагогическим институтом в июне 2004 г.
[26] Результаты их коллективной работы нашли отражение в сборнике «Современный гуманизм: Проблемы и перспективы». (Сб. науч. тр. / Под общ. ред. В.А. Решетникова. – Иркутск: «Изд-во Иркутск. гос. ун-та», 2004. – 462 с).
[27] Там же, с. 6.